_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет (oxanasan) wrote,
_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет
oxanasan

Category:

Ганс Гольбейн младший

Просили Гольбейна - будет вам Гольбейн - Ганс Гольбейн младший - родился в 1497 в Аусбурге, умер в 1543 году в Лондоне - один из величайших портретистов 16 века.

Автопортрет, 1542 год, галерея Уффицы.
Понятно, что если есть Ганс Гольбейн младший, то должен быть и Ганс Гольбейн старший - и он, конечно, был - жил себе в Аусбурге, писал алтарные картины вполне в духе того времени и несколько в стиле модного живописца Мартина Шонгауэра. И отличный был рисовальщик - смотрите, какой выразительный автопортрет:


А вот этот рисунок у нас в Эрмитаже:


Они там всей семьёй были ребята талантливые - дядя Гольбейна - Зигмунд, тоже писал, да и младший брат Амброзиус был вполне неплохим художником:

хорошо, крепко, детально, очень по-немецки - с преобладанием линии над живописью, с изобилием отлично выделанных декоративных подробностей, но без убедительной передачи фактур.
И всё-таки семейные таланты совершенно не предвещает того, что станет вытворять с портретами Ганс-сын.
Учился он, естественно, в мастерской папы, но в 1515 году вместе с братом перебрался в Базель. Думаю, изначально это предполагалось, как странствие подмастерьев, достаточно ещё распространённое в 16 веке. Как сообщает википедия "В это время материальное положение Гольбейна было, по-видимому, плохим: написанная им вывеска школьного учителя в Базеле доказывает, что он не отказывался и от ремесленных работ." Прокомментирую эту реплику невежливым хрюканьем - для 19-летнего парня, чужака, ещё не имеющего звания мастера, любые способы зарабатывать своей кистью были хороши - нет портретов - пишем вывески. Собственно, основная цель странствий подмастерьев (помимо выбить из головы молодую дурь и посмотреть секреты работы в других городах) - научиться добывать себе деньги на жизнь собственным искусством. Другое дело, что, погуляв пару лет, молодая шпана обычно возвращалась в родной город, чтобы жениться, получить звание и начать самостоятельную карьеру, но братья Гольбейны предпочли остаться в Базеле.
Поначалу оба они подрабатывали в мастерской местного художника Ганса Гебстера - и достаточно быстро стали известны настолько, что Ганс получил заказ на парные портреты бургомистра Майера и его супруги.
Я вам покажу только бургомистра.

Вот так писал ранний Гольбейн:


Очень-очень немецкая живопись. Очень чётко, очень подробно, с капелькой сентиментальности (смотрите, какой мечтательный взгляд у этого мордоворота). И посмотрите, как шикарно девятнадцатилетний художник пишет руки.
Но при этом перспектива фоновой архитектуры условна, подача скульптурных элементов сугубо декоративна и неправдоподобна, небо написано, как кусок голубой стеночки. Но, думаю, бургомистр был дофига доволен. Потому что по качеству смело можно было сравнивать с моим любимым Кранахом, к примеру.
Вскоре после этого Гансу заказали роспись дома Гертенштейна в Люцерне, а когда он справился с ним - фрески в нескольких домах в Базеле. А помимо этого - портреты, эскизы витражей, роспись ратуши, алтарные картины, иллюстрации (на минуточку - к "Похвале глупости" живущего в Базеле Эразма Роттердамского)...
Вот, кстати, и сам Эразм:



Гольбейн стал гражданином Базеля, вступил в местную гильдию живописцев - одним словом - живи и радуйся.
Правда, в 1519 умирает Амброзиус.
Зато его мастерская по наследству отходит брату. К тому же Ганс наконец-то женится - его супругой становится вдова Элизабет Шмидт.
Но тут в Базеле случилась неприятность под названием Реформация.
Нет, к самой Реформации я отношусь хорошо и "Тиля Уленшпигеля" всегда читала строго на стороне гёзов, но для художников это был бич божий.
Потому как не все умеют так отлично приспосабливаться, как мой любимый Лукас Кранах. Ну и не все так близко дружат с реформаторскими лидерами.
Только не спрашивайте, "а чем лютеранство или кальвинизм плохи для живописцев?" Они плохи тем, что, если ты хороший алтарный мастер, тебе резко придётся переквалифицироваться, ибо "не изображай ничего того, что на Небе..." А если ты уже успел поизображать чего-нибудь в церквях - будь готов к тому, что твои работу уничтожат. А это неприятно, я вам точно говорю. Так что, как только Базель перестал быть совсем уютным, Гольбейн начал искать, куда свалить.
Кстати, именно в это время он пишет своего ужасающего мёртвого Христа. который так зацепил Достоевского.


Если правильно помню - моделью "поработал" утопленник.

Но я отвлеклась...
Итак, году в 1523 Гольбейн начал искать пути из Базеля. Вот тут положено писать - "и с рекомендательным письмом от Эразма Роттердамского отправился в Англию".
Хотя на самом деле он сначала попытался подумать в сторону Франции, где реформатов не жаловали, и даже в 1523 году туда съездил, но правивший тогда Франциск Первый Длинноносый талантом художника не проникся.
Местные мастера, как и Гольбейн, были сильны графически и писали довольно жёстко. Как-то так:



А король восхищался итальянскими мастерами, к тому же у него целых три года был свой собственный Леонардо да Винчи - что после него какой-то Гольбейн?

Вот тогда-то он и двинул в сторону Лондона.
Рекомендательное письмо от Эразма Роттердамского открыло художнику путь к Томасу Мору, тогда ещё не потерявшему милость Генриха VIII.
Чтобы "завоевать" Англию, Гольбейн нифига не пишет пока возможные здесь религиозные сюжеты, а портреты, портреты и только портреты.
Вот, к примеру, портрет придворного астронома Николаса Кратцера


Гольбейн пока не придворный художник. Два года он доказывает недоверчивым англичанам, что круче него художника не будет, а потом возвращается в Базель. где без него (но с парой детей) пропадает в бедности жена.
А так выглядят жёны художников, если их на пару лет бросить без мужа и денег:



В Базеле художник прожил четыре года - написал несколько портретов, закончил фрески в ратуше и сделал жене ещё пару детей. Но в 1532 году Щвейцария стала окончательно протестантской и Гольбейн вернулся в Лондон. Кстати, опять без семьи. Вот и пойте после этого: "говорят, музыканты - самый циничный народ" - салаги они супротив художников.

Кстати, а вот так Гольбейн писал религиозные сцены. "Тайная вечеря", как вы уже поняли:



В Англии тем временем король окончательно разосрался с Папой римским, да и покровитель Гольбейна Мор вышел из фавора. Но художнику это не помешало - его портреты весьма востребованы и их заказывают всё более сильные люди.
Например, такие:

Шарль де Солье, сьёр де Моретт, французский посол в Лондоне

Лично для меня Гольбейн начался именно с этой картины. Репродукция была в кра-аткой такой истории искусств, подаренной мне на семь лет. Рядом с работами других мастеров того времени она просто вырубала своей неправильностью, причём объяснить, чем же она неправильна, я бы тогда не смогла. Потом дошло - она неправильна, потому что слишком правильна - до ощущения чертовски хорошей фотосъёмки. Причём, при дневном свете - таком слегка пасмурном, сероватом. Одним словом, в своём 16 веке один немецкий художник исхитрился прыгнуть выше головы без трамплина, шеста и кроссовок с пружинками. И каким образом он это сделал - не понятно ни мне, ни другим, сильно более умным людям.

Чтобы вам было понятно, как в это время писали портреты в Германии, посмотрите Кранаха и Дюрера, в Нидерландах в это время есть Дирк Якобе, к примеру, в Италии - в Италии дофига всякого, но если говорить именно про очень сильные портреты - посмотрите на Тициана, к примеру:

- Тициан будет самой близкой аналогией, но всё равно - не то. Он гораздо более страстный, а Кранах - гораздо более условный, а Дюрер...
Не, они все очень круты. Просто Гольбейн - какого-то совсем иного замеса.
А вроде бы из той же глины лепили.

Взгляните ещё раз на портрет посла, или на вот этот - купца Георга Гиссе:



А потом вернитесь в начало текста, к портрету бургомистра и почувствуйте разницу.
Меньше чем за двадцать лет, прошедших с первого базельского периода, Гольбейн довёл свою технику до неправдоподобной остроты. Причём, остроты именно фотографической - с абсолютно одинаковым прохладным мастерством он пишет живую плоть и стекло вазы, ткань ковровой скатерти и шелковистые лепестки махровых гвоздик.

И при этом его ещё хватает на сложнейшие заморочки с символикой.
Все знают, что вот эта длинная шняга у ног послов - не какой-нибудь гарпун хитрой формы, а чудовищно растянутый рисунок черепа, "собирающийся", если посмотреть на картину под определённым углом?


Портрет французских послов Жана де Дентвилля и Жоржа де Сельва, 1533 г, Лондон, национальная галерея

Одним словом, в 1536 году Гольбейн таки стал придворным живописцем Генриха VIII. И тот, несмотря на неприятный характер, живописцу прощал многое. Вот так, примерно:

«Однажды некий знатный английский граф пожелал без приглашения посетить мастерскую художника. Гольбейн же работал и, не желая прерываться, отказал графу в этом удовольствии. Тот почувствовал себя весьма оскорбленным и решил ворваться в дом силой. Рассерженный такой неучтивостью, Гольбейн спустил его с лестницы. Когда граф явился к королю и потребовал, чтобы Гольбейна наказали как можно строже, желательно даже казнили, тот был чрезвычайно изумлен этой просьбой.
– Что вы о себе возомнили, сэр? – хмуро поинтересовался Генрих VIII. – Я могу взять десяток мужиков и всех их превратить в графов. Но даже из десятка графов я не могу сделать живописца, подобного Гольбейну!»

Хотя за портрет принцессы Клевской осерчал всерьёз.



Есть версия, что Гольбейн его написал не с натуры, а с портрета другого мастера - Генрих проникся и решил жениться. Барышню привезли, всю готовую к браку - и тут король понял, что портрет сильно лучше оригинала. Но отступать было поздно - пришлось жениться, потом - разводиться.
Хотя тётка оказалась милая и с хорошим характером, так что он её объявил любимой сестрой, назначил содержание и оставил в Англии.

Кстати, благодаря Гольбейну мы знаем и как выглядели менее везучие жёны Генриха:


Анна Болейн, мать королевы Елизаветы I, казнена за супружескую неверность, обвинение, судя по всему, сфальсифицировано


Джейн Сеймур - умерла от родильной горячки.


Екатерина Говард - казнена за супружескую неверность.

Ну уж сразу и их муж и повелитель:


Когда в следующий раз будете смотреть сериал "Тюдоры" - помните - вот так он выглядел.
А не как тот юный пусик в кино.

Всего за лондонский период Гольбейн написал около 150 портретов. Он бы и ещё написал - но чума 1543 года не разбирала, кто великий художник, а кто так - прогуляться вышел.



А это вам немножко его рисунков:

"Английская дама"


Принц Эдуард


Сер Томас Болейн - набросок портрета с прикидкой цвета



Кстати, вот вам на десерт ещё один мастер, работавший в Англии чуть позже Гольбейна. Иногда их работы путают:

Тоже нифига не англичанин. Голландец Антонис Мор, придворный живописец Филиппа II Испанского, который, если помните, некоторое время был английским принцем-консортом.

А потом, при Елизавете I, английский придворный портрет стал примерно таким:




таким вот он стал, ы-ы-ы...
Просто как в уальдовской сказке хочется написать: "а приемник его был тираном". Потому что - куда всё делось?
Зато нарядно.
Tags: искусство, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 103 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →