_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет (oxanasan) wrote,
_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет
oxanasan

Category:

Тициан, часть 2

"Если тёмный фон и лица искажены страданием - это Тициан."
(из гуляющей по сети шутливой краткой истории искусств)



Св. Себастьян, Эрмитаж, Санкт-Петербург, 1570 ок.

Я, читая ту "краткую историю" (в целом, довольно меткую) поняла, что её автор из Тициана видел "Святого Себастьяна", "Кающуюся Магдалину" и, быть может, одно какое-нибудь распятие. Или даже распятия не видел. Зато с автопортретами Тициана текст отлично кадруется - смотришь на этого сухого, горбоносого дедушку сурово-профессорского вида - и думаешь - ну да, тёмный фон, страдания, откель у такого радость?
А потом смотришь картины, читаешь биографию - а из неё прёт жизнелюб, интриган, порядочный кобель, делец, до самозабвения любящий деньги, но при этом щедро жертвующий на приюты, человек, не слишком образованный, но при этом органично вписавшийся в круг венецианских интеллектуалов...


Не знаю, как ему это удалось. Как удалось Леонардо - понятно - у того была масса фокусов - и на лютне играть, и стихи писать, и притчи сочинять, и всякие курьёзы, типа крылатой ящерицы показывать... Тициан крылатых ящериц делать не умел. Строго говоря, для мастера этого времени имел просто удивительно узкую специализацию - только живопись (пусть и двух видов - фрески и станковая) и графика, но - отлично исхитрялся общаться с самыми разными людьми и очень им нравиться.
А с другой стороны, с Тицианом, в отличии от Леонардо, можно было отлично ходить по бабам. Это я про дружбу с интеллектуальной элитой, конечно.
Собственно, зачем я про Леонардо (у них с Тицианом ничего общего, кроме неспособности к латыни и применения "сфумато"). Ближе он будет (кто догадался - возьмите с полки пирожок) к моему любимому Кранаху. Оба честолюбивы, невероятно работоспособны, умеют найти общий язык и с высоколобыми умниками и с сильными мира сего. У них даже был один общий покровитель - император Священной Римской Империи Карл Пятый.

Познакомиться с императором Тициану удалось в 1530 году - благодаря посредничеству поэта Пьетро Аретино.

Вот вам, кстати, и сам Аретино, про которого современники говорили, что у него в запасе есть колкость для любого собеседника, кроме Бога - и то потому, что с Богом он не общается.


Ему, между прочим, эта работа не понравилась - Тициану он попенял, что портрет похож на эскиз, а в письме к Козимо I Медичи ехидничал: "...если бы я отсчитал ему больше монет, ткани на портрете были бы блестящими, мягкими или жёсткими, какими и бывают на самом деле бархат и брокат".

Ну, да, тряпочки зализывать не стал, отделал только отвороты и перчатку - практически современный подход.

Но вернёмся к Карлу - он посещал Италию с визитом (хорошо, что не с войсками, а то у него и такое случалось) и в Падуе Тициану повезло получить аудиенцию.
В следующий приезд Карл пожаловал Тициану титул графа Палатинского и рыцаря Золотой шпоры и предложил художнику поехать, поработать у него в Испании.
Титулу и шпорам художник, конечно, обрадовался (а ещё больше, я думаю, прилагавшейся к тому ежегодной пенсии в 200 золотых), но со всей почтительностью объяснил, что с радостью бы, но стар, хвор, дети малые, "ну - не сейчас, Квентин, извини - ёлки"(с)
Тициан (сам ни один год высиживавший место главного художника) отлично знал - только попробуй уехать на полгода, как кто-нибудь из молодых да ранних (собственный ученик, к примеру) тебя и спихнёт. И старался не предоставлять такой возможности. Заказов ему прекрасно хватало и в Италии, а на императора можно было работать дистанционно.
И он таки поработал - и на Карла, и на сына его, Филиппа (ставшего после неприятным для Голландии и Англии, но очень полезным для художников королём Филиппом Испанским под номером два).

На Карла он работал так:


Карл с собачкой - 1532-33 год (как раз к золотым шпорам)


В сражении под Мюльбергом (1548, Прадо)


В кресле, тоже 1548.

Эти портреты были написаны в Аусбурге, куда Тициану таки пришлось выбираться - и даже дважды. Но нет худа без добра - в Аусбурге же сидел пленённый Карлом курфюрст Иоанн, а с ним - тоже в плену, но весьма уважительном - его друг, наставник и придворный живописец Лукас Кранах Старший. Заодно и познакомились.

Кстати, именно семье императора (будем точны - его жене, Изабелле)Тициан удачно подарил зависевшееся в мастерской "Благовещение". Цитирую Вазари "вслед за тем исполнил для церкви Санта Мария дельи Анджели в Мурано прекраснейшую картину на дереве с изображением Благовещения. Но так как заказчики не пожелали истратить на это пятидесяти золотых, которых требовал Тициан, он послал эту вещь, по совету Аретино, в подарок императору Карлу V, которому так бесконечно понравилось это произведение, что он подарил художнику две тысячи золотых." Как я уже сказала, вовсе не Карлу, а его супруге, но операция вышла выгодная.

А после смерти Изабеллы, Тициан написал для Карла её портрет:


Да и помимо этого массу всего в Испанию написал.
Вот такую Венеру с органистом, к примеру:


Эк он на неё шею свернул.
Чёрт, ощущая себя мечтой Тициана.
Кстати, если верить современникам, у Тициана как раз в это время очередная красивая и таинственная натурщица. Крепок был старик.

Портрет Филиппа в латах, написанный Тицианом, был сильно политически важным - он должен был очаровать королеву Марию Английскую, на которой Филипп надеялся жениться.



Очаровать и жениться вышло, а с детьми и надеждами на британский трон случился облом.

После смерти отца, Филипп покровительствовал Тициану (и в комплект к пенсии, назначенной Карлом, платил свою - тоже в 200 золотых) и заказывал у него множество картин на библейские и мифологические сюжеты, но собственные портреты предпочитал другой руки - своих испанских мастеров, голландца Моро или Софонисбы Ангиссолы. Они, надо сказать, были сильно суше и строже, без тициановских экспериментов с пространством и характер Филиппа - дядьки жёсткого, замкнутого, мрачно-мечтательного, отражали лучше.

Так, что-то меня унесло в сторону Испании - возвращаемся в Италию.
Помимо Карла Тициан в это же время много работал для семьи герцога Урбинского. Сначала для отца(вот, кстати, и он сам:



А потом - для сына. К примеру, написал ему знаменитую "Венеру Урбинскую". Эту картину вы все наверняка знаете, её потом Эдуард Мане перепел дважды, сначала "близко к тексту", а потом - скандальной Олимпией. Герцогу она понадобилась, как... кхм... специфический свадебный подарок очень и очень юной (десять лет) невесте( с подтекстом "смотрите и учитесь, деточка"):


Тициан Венера Урбинская до 1538 г. Галерея Уффицы

Сравнивайте с Мане:



Вроде бы заказами завален выше головы, но как и мой любимый Кранах, Тициан явно считал, что клиентов и денег много не бывает, и подумывал в сторону основного итальянского заказчика - Папы римского. Подступиться к Папе было непросто. С одной стороны, искусство он весьма ценил. С другой - у того уже был любимый художник - Микеланджело, дядька ревнивый и имеющий на каждое доброе слово про собрата по искусству какую-нибудь критическую гадость. Здесь я, чтобы не быть голословной, опять обращусь к Вазари (не удивляйтесь, что автор о себе здесь в третьем лице пишет):

Однажды, посетив Тициана в Бельведере, Микеланджело и Вазари увидали у него картину, над которой он работал: обнаженную женщину в образе Данаи, принимающей в свое лоно Зевса в виде золотого дождя, и (как это принято в присутствии художника) очень ее расхвалили. Когда же они от него ушли, то, беседуя об его искусстве, Буонарроти его очень хвалил, говоря, что ему весьма нравятся его манера и колорит, однако жалел, что в Венеции с самого же начала не учат хорошо рисовать и что тамошние художники не имеют хороших приемов работы. Ибо, говорил он, если бы искусство и рисунок так же помогали этому человеку, как ему помогает природа, в особенности и больше всего в подражании живому, то лучшего и большего нельзя было бы себе представить, имея в виду его прекраснейшее дарование и его изящнейшую и живую манеру. С этим действительно нельзя не согласиться, ибо тот, кто много не рисовал и не изучал избранные античные и современные образцы, не сможет успешно работать сам по себе и исправлять, что он изображает с натуры, придавая этому ту прелесть и то совершенство, которые даруются искусством помимо порядка вещей в природе, создающее обычно некоторые части некрасивыми.
А по мне, любая дама Тициана, с её несовершенным живым целлюлитом, куда лучше усовершенствованных дам Микеланджело. Во всяком случае, живописных.

В общем, Тициан начал действовать издалека - к примеру, когда поблизости гостила папская невестка, графиня Орсини, совершенно бесплатно написал отличный портрет её младшего сына Рануччо:


Рануччо Фарнезе, 1542 г. Национальная галерея, Вашингтон

Если не шутят - за три дня. Не хотите посчитать, сколько Тициану лет? Минимум 62. За три дня. Причём без всяких упрощающих жизнь художника фокусов - классическое гладкое детальное письмо. Силён старик.
Это оказался отличный задел. Через год Тициан был представлен папе его внуком кардиналом Алессандро Фарнезе и получил заказ на портрет. Вот этот:


Павел III 1545-46 г.г. Национальный музей, Неаполь
Заплатили, кстати, за портрет безобразно мало - всего 50 золотых. Зато папа позвал Тициана в Рим и предложил место хранителя папской печати. А Тициан а-атказался. Ему нужна была милость попроще - место каноника для старшего сына Помпонио. Забегая вперёд, скажу, что папа пообещал, но не сделал, Тициан, обидившись на это, передумал дарить ему картину «Ессе Homo» (не маленькую, каких штуки три, а многофигурную), и загнал её фламандскому купцу ван Хаанену.

А Помпонио, как и Тициан, был редкостный кобель и священник из него вышел чрезвычайно неудачный.

Большая картина «Ессе Homo» мне активно не нравится, потому покажу маленькую:

Ecce Homo 1548 г. Прадо

возвращаясь к началу - ну да, тёмный фон, страдающее лицо - точно Тициан.
Окончание следует.

Tags: искусство, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments