_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет (oxanasan) wrote,
_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет
oxanasan

Categories:

Тициан, окончание

Итак, я оставила Тициана в сложный момент - с одной стороны у него крупный и ценный клиент - Император Священной римской империи Карл V Габсбург, с другой - не менее перспективный и платежеспособный клиент Папа римский. Карл больше любит и платит пенсию, но к нему далече ездить, Папа поближе и, вроде бы, симпатизирует, но скуповат и у него уже есть Микеланджело, а двум мастерам такого калибра на одном поле делать нечего. Ссориться, притом, нежелательно ни с тем, ни с другим.
И вот тут - та-да-ам - от Папы приходит заказ на крупную работу - групповой портрет с племянником Алессандро и внуком Оттавио.
Но случается странное - говоря современным языком, Тициан сливает заказ вчистую.
Ну или, как это принято писать "создал настоящий шедевр психологического портрета, представляющий интриги внутрисемейных отношений в могущественном клане власть имущих. Костлявый и сгорбленный Павел III бросает пронзительный взгляд на раболепного и коварного Оттавио, стоящего возле него согнувшись, в то время как кардинал Александр стоит у папы за спиной."
Или даже так "Павел понял, что художник показал изнанку его души, словно подслушав на исповеди признание в тяжких грехах и раскрыв их тайну. Высунувшаяся из-под горностаевой мантии левая рука, похожая на когтистую лапу зверя, колючий злобный взгляд и безжалостно отмеряющие земное время песочные часы, стоящие на красном столе..."



Холст, масло, 1546 г, находится в Неаполе.


Даже на не очень хорошей репродукции видно, что портрет не закончен - папа, посмотрев картину на промежуточном этапе, отказался от услуг Тициана. Не укладывается у меня в голове, что старый художник написал именно так от невыносимой любви к правде. Вот тут прям хочу стучать кулаком по столу и кричать "не верю!". Потому что Тициан прекрасно умел, если надо, польстить ценному клиенту и дать тот результат. который он хочет. И раз отмочил такой фортель - значит рассчитывал получить такой результат.
Конечно, можно предположить, что Тициан "не удержал правду" от обиды - он надеялся выхлопотать для сына место каноника в аббатстве Сан-Пьетро ин Колле, но его просьбу Папа проигнорировал. Но мне отчего-то кажется, что таким изящным образом, не допуская ни явного отказа, ни явной ссоры (только дурак ссорится с Понтификом), он сделал выбор основного заказчика.
И, кстати, не прогадал. Карл исправно снабжал его симпатичными заказами ещё десять лет, а затем Филипп II вместе с короной (кто не помнит - Карл в 1556 году, за пару лет до смерти отрёкся, передав власть сыну)"унаследовал" и любимого художника отца. Тициан, правда, приложил к этому некоторые усилия, начав посылать свои картины Филиппу ещё в 1552 году.
Я короля Филиппа не люблю (во-первых, потому что зачитывалась в детстве Шарлем де Костером и за гёзов, во-вторых, потому что не терплю фанатиков), но, надо признать - с художниками он себя вёл относительно прилично. И моей любимой Софонисбе Ангиссоле неплохо жилось у него при дворе (хотя жалование он ей, мужская шовинистическая свинья, платил не как художнику, а как фрейлине), и Босха коллекционировал, и Тициану заказы делал и пожизненную пенсию платил, хоть и с задержками.
А вот вам немного картин того периода - в основном это заказы Габсбургов:

"Даная", 1554 г, холст, масло, Эрмитаж.
Кстати, это одна из работ для Филиппа. Меня отдельно веселит старуха, ловящая фартуком монеты золотого дождя - учитывая,что картина была написана во время "закрепления дружеских отношений" между художником и клиентом.

"Венера с зеркалом" 1555 год, Вашингтон, национальная картинная галерея. Написана для Филиппа, а, так как он тормозил с деньгами, Тициан оставил картину себе. Но неоднократно копировал "под заказ".
Я вас всех сейчас, кстати, огорчу до чрезвычайности - до 1937 года она тоже была в Эрмитаже, но потом наше доблестное правительство продало её Эндрю Меллону (ну в самом деле - голой бабой больше - голой бабой меньше), а он подарил её Национальной галерее.
Впрочем, для Карла в это время он тоже работает - картина "Поклонение святой Троице", она же "Рай" (она же - "Слава", она же "Страшный суд") прибыла в Испанию в 1556 году, за два года до до смерти Карла.



Поклонение святой Троице, холст, масло, 1552-54 г.г. Прадо
Золотой свет, мощные ракурсы, закрученная композиция, заломленные складки драпировок, любовно проработанная мускулатура, утрированные контрасты света и тени - чистейшее барокко уже.
Обратите внимание - справа у престола божьего, коленопреклоненный в белой простынке - сам заказчик, следом - его покойная супруга, ну и молодой Филипп рядышком...

Так, на минуточку оставим места, где Тициан деньги зарабатывал и посмотрим, на что их приходилось тратить:
примерно в это время художник готовил свадьбу Лавинии - дочери, которую он любил, пожалуй, больше чем сыновей. Так что приданое ей дал прекрасное.
Ну и посмотрите на девочку:

другие траты были не такие приятные - сын Помпонио, которому отец с трудом добыл место каноника, вёл себя далеко от благопристойности, утомившись прикрывать грехи оболтуса, Тициан сообщил мантуанскому герцогу, что сын его "никогда не был создан для служения Богу", устроил на это место одного из своих племянников и подарил монастырю свою картину. Видно парень нагрешил много - тогдашнюю Италию просто немножечко развратным священником удивить было сложно.

Но Габсбурги Габсбургами, а для Италии Тициан ещё работал. Тем более, что несмотря на кучу молодых и наглых живописцев (его же ученика Тинторетто, к примеру), старик из моды совершенно не выходил (редчайший случай, кстати, так долго удерживать внимание клиентов). Вот вам его "Распятие", законченное в 1558 году для церкви св. Доминика, в Анконе.



Имя Эль Греко ни у кого в голове не всплыло, при взгляде на это?
Я говорю про композицию, в которой огромное пространство отведено небу, про длинные и резкие складки, написанные без внимания к ткани, исключительно так, чтобы подчеркнуть динамику тела, и про мощное желание прокомментировать: "патетично".

А вот вам, кстати, и сам Эль Греко:

"Распятие", ок.1588 г, Афины, Национальная галерея

Ничего необычного в сходстве нет - Эль Греко поступит в мастерскую Тициана в 1567 году и, естественно, успеет там понасмотреть полезного. Но у Тициана учились многие, а вот так повело на новаторство исключительно впечатлительного грека.

Забавно, что и старому практичному венецианцу и молодому экзальтированному греку внезапно становятся тесны привычные способы рисовать. И их, бедолаг, плющит желание делать как-то иначе. Но Эль Греко будет проще - у него есть классическая византийская иконописная база, позволяющая плевать на реализм, на объём, на пропорции, пользоваться для привлечения внимания зрителя контуром и яркими пробелАми (на всякий случай уточняю - я специально выделяю ударение - пробел - это на печати, а вот эти ослепительные резкие штрихи света у иконописцев - пробелА). Но при этом к классической иконе возвращаться не жаждет ни один, ни другой, а на ощупь ищет синтез между реальностью и символом.

Но, стоит заметить, что параллельно с поисками "а как бы иначе писать про божественное" Тициан отлично пишет на заказ яркую голопопую многофигурную мифологию, потому что с 1556 по 1559 создаёт серию картин по "Метаморфозам" Овидия.
Диану и Каллисто, к примеру:


И сразу в пару "Диана и Актеон":


Ярко, динамично, многофигурно - и совсем не так, как в молодости. Если посмотреть на фон (особенно в Актеоне) заметно, насколько Тициан ушёл от старой многослойной техники. Полное ощущение, что в фонах он лишь чуть-чуть нагружает цветом и деталями подмалёвок (который, уточняю для неспециалистов, обычно писался без цвета, тонально, каким-нибудь земельным оттенком). Впрочем, и героев он пишет довольно размашисто - по технике мазка всё это уже совсем близко - буквально в шаге - от новаторов следующего века Рубенса, Веласкеса, Рембрандта и Хальса. Фигуры заднего плана тонут, растворяются в фоне, контуры смягчены и смазаны
Но я всё равно не понимаю почему так любят писать что-то вроде: "по мнению компетентных исследователей "поэмы" являются вершиной творчества Тициана".
"Подвижник, отшельник, но не святой!"(с). В смысле, круто, конечно, но не круче Святого Себастьяна, к примеру.
Ладно, отойдём от искусства, поговорим за жизнь:
В 1559 году умирает брат Тициана - Франческо.
А через два года, в 1561 - любимая дочь Лавиния.
Тициан писал её много раз. Я уже показывала вам и радостную "Девушку с фруктами" и молодую женщину в белом платье. Покажу и взрослую Лавинию - зрелую, отяжелевшую женщину в богатом платье:


Здесь ей около тридцати. Через год она умрёт при родах шестого ребёнка.

В 1562 году Тициан закончил "Похищение Европы":


Если я в кои-то веки нарушу собственное правило считать банан просто бананом, я скажу, что в этой картине есть отголосок ухода дочери и что поза Европы напоминает о родах.
Но мне легче считать банан просто бананом. Потому что о начале "Европы" Тициан пишет королю Филиппу за год до смерти Лавинии. Хотя поза, конечно, навевает. Но "изячные" позы художники начнут писать через сто лет.

А вот теперь надо бы трогательно написать про одиночество старого мастера в его большом и пустом доме, про ощущение близости конца...
Но это будет фигня.
Во-первых, у него куча внуков.
Во-вторых - в мастерской постоянно пишет, бузит, шумит, скандалит, шлёпает по жопе служанок куча учеников, пришедшая "постигать секреты Тициана".
Говорят, что картины, создаваемые "для себя" старик хранил не в мастерской, в в гостиной рядом со спальней. Стоило ему уйти из дома, как ученики ломились наверх. чтобы быстренько скопировать учителя. А тот их подлавливал, требовал показывать копии и быстро правил своей рукой криво сделанное.
Нет, ну я просто это вижу - молодая шпана, топоча башмаками и сталкиваясь палитрами, несётся по лестнице "шеф ушёл!". Тем временем старый чёрт выжидает четверть часа за дверью, прокрадывается в дом, блокирует величественной фигурой спуск и говорит: - Антракт, негодяи, предъявляйте вашу мазню!
И все получают от этого вагон удовольствия.
Чтобы иметь представление о "Картинах для себя" - вот вам всем знакомая эрмитажная Магдалина, остававшаяся в мастерской после смерти мастера:


С деловой хваткой у старика тоже всё вполне хорошо - в 63 году на него наехала налоговая служба Венецианской республики, желающая выяснить, делится ли с ней художник всеми своими доходами. Дедушка достал гроссбухи и отписал налоговой, что дела его ужасны - из имущества только: полученный по наследству дом в Пьеве и несколько не приносящих доходов земельных участков с хижинами для жилья, зато масса расходов на аренду дома и мастерской. Упомянуть про гонорары живописца и доходы от торговли лесом Тициан не стал. Пока налоговая впучивала назад глаза, Совет дожей сказал ей "руки прочь от нашего гения" и предоставил ему монопольное право на гравюры с его картин.
Заодно Тициан продолжал бомбардировать короля Филиппа письмами о недоплате содержания и гонораров (отчего одни исследователи говорят о феноменальном сребролюбии мастера, а другие рыдают над его страданиями: "бедный старый художник, столько лет бесплатно снабжавший шедеврами жадного короля..."
Как я понимаю, истина где-то посредине - часть денег действительно недоплачивал Филипп, а часть, уже переведённую в Италию, зажимал испанский посол, отписывая их величеству: "Тициан так стар, что не помнит, куда дел бумаги, удостоверяющие получение ренты императора".
Кстати, получив картины по "Метаморфозам" Филипп так восхитился, что немедля отдал часть долгов.
Раз уж столько говорю о деньгах - покажу "сребролюбие" Тициана с другой стороны.
В венецианском архиве сохранился документ о том, что в июне 1568 года некая девица Эмилия, незаконнорожденная, вышла замуж за венецианца Андреа Доссена. При этом венецианец Тициан Вечеллио, назвавшийся отцом оной девицы, дал за ней приданое в 750 золотых дукатов, что составляло половину приданого его родной дочери Лавинии.

И (возвращаясь от бабла к живописи) что-то около 1570 года он заканчивает "Святого Себастьяна":

Я считаю, просто отлично, что он в Эрмитаже.
К моменту создания Святого Себастьяна Тициан всё реже пишет кистями и всё чаще - пальцами. Вот так рабочий процесс описывал (со слов ученика Тициана Пальмы Младшего) искусствовед Боскини: "вначале он покрывал поверхность холста красочной массой, как бы служившей ложем или основой того, что он хотел в дальнейшем выразить... Затем повторными мазками доводил фигуры до состояния, когда, казалось, им недоставало только дыхания. Последние ретуши он наводил мягкими ударами пальцев, сглаживая переходы от ярких бликов к полутонам. К концу жизни он писал только пальцами".
Про "только пальцами" гонит искусствовед - я бы сказала - чем придётся. И кистью, и мастихином, и пальцами, совершенно не соблюдая единство фактуры, местами работая выпуклым, пастозным мазком а местами протирая до холста, так что видны линии наброска.
Таким же образом написанные "Христос и вор на Голгофе" (года за четыре до Святого Себастьяна":



а почти одновременно с Себастьяном - очень интересный вариант "Тарквиния и Лукреции":


Практически три краски - белила, какая-то тёплая красная и какая-то из чёрных земляных, совершенно бешеная динамика, свет, который работает как самостоятельный персонаж, сплавленные, перетекающие мазки. Эта работа тоже до смерти автора оставалась в мастерской.

А вы - Рембранд, Рембрандт...

Что меня больше всего удивляет, что все эти выходки старику прощают. Рембрандту "потерю выделки" не простят, к размашистости Хальса быстро остынут, а Тициан в мире, который картины всё ещё вылизывает, предельно обедняет палитру, кладёт мазок как импрессионист какой-нибудь - и ему это сходит с рук.
Последние годы Тициан пишет Пьету:


Коленопреклоненный старик в правой части холста (Св. Никодим или Св. Иосиф Аримафейский) - скорее всего автопортрет. Надпись в нижней части картины сообщает, что дописывал её ученик Тициана Пальма Джоване, но его рука заметна мало. Вы и сами можете видеть - где. Вот этот аккуратно круглящийся ангел явно выпадает из общего стиля. Кстати, на этом полотне особенно заметно, что света пишутся не кистью, а пальцами - буквально видны эти короткие полупрозрачные прикосновения.

В 1571 году в одном из "деньговышибательных" писем Тициан сообщил королю Филиппу: "мне девяносто пять лет".
Он проживёт ещё пять лет и умрёт 27 августа 1576 года, во время эпидемии чумы. Предполагается, что именно от чумы, заразившись от сына. По легенде, его нашли в мастерской, с кистью в руках.
Дом его, несмотря на уважением венецианцев к мастеру, будет существенно пограблен мародёрами, а после похорон мастера продан со всем содержимым Христофоро Барбариго, коллекционеру и покровителю искусств.
Tags: искусство, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →