August 29th, 2004

кукушкина

Амстердам...

Вспомнила про заброшенный алфавит, полезла искать на чём остановилась, наткнулась на обещание "А - Амстердам - про это отдельно" - ну, таки оно созрело:
Амстер-дам - слово, разбитое надвое - первое - толчком воздуха, скрипящим металлом, раскачкой колокола перед ударом, который последует протяжно - "дам-м-м" - не более звучное, чем "Харлем" ("Ха" - как выдох огня медным драконом, как шторм на Атлантике, как "х-ха" пьяного смеха, как Хальс, с полотен которого этот смех звучит в музее-богадельне, где Хальс никогда не умирал); не более странное, чем "Утрехт" (скрип кошачьих когтей по горбатой черепичной крыше); не более сладкое, чем "Лейден" (перезвон колоколов, летящий над полузатопленным городом), а лишь более иное. Амстердам - моё сокровище, это в моих руках сокровище, моё мерцание в земляной норке под рифлёным стеклом дождя. Как ребёнок, откапывающий "секретик", я созерцаю своё сокровище: огоньки, опутывающие баржи, свет окон без штор, где, как в кукольном домике живут, живут, живут неизвестные мне люди, пылающие пещеры витрин, стразы, сверкнувшие на ошейнике полосатой толстой кошки в "Квартале красных фонарей"...
Хорошо...

"И потяну-у-ул..."

А вчера мы сходили пооткрывать памятник Мюнхаузену. Барон, весь в зелени искусственной патины, с лицом (ес-сно)Янковского, самозабвенно тянул себя из болота, устроенного на ступеньках торгового центра "Трамплин". Лошадь в ступеньках увязла полностью. Чистоты эксперимента для, барона окружала милиция.
Мы немножко походили вокруг, набрали полные шузы пенопласта и блестящих бумажек, набросанных окрест для всеобщей радости. Теперь матишные рас...дяи будут ходить пить пиво "к барону".
PS Но надо отдать должное нашему герцогу и бургомистру - воду из Мюнхаузена не лили.
кукушкина

О заразительности стереотипов...

Вожусь с дипломом. Тупо вбиваю в введение-биографию "путешествовал, изучая творчество предшественников"... Замираю, изумляясь - эк я повелась! Какое к чёртовой матери "изучение творчества предшественников" у пять минут назад подмастерья, сына едва известного художника из маленького городка. С небольшими грошами в кармане, пергаментом о звание мастера и узелком с сыром, хлебом и приличным платьем, ищем какой-нибудь заказ... денежный - и быстро! Иначе хрен бы из него получился тот самый Кранах.