February 6th, 2005

кукушкина

(no subject)

Вечером прошлого вторника, негаданно сдав западноевропейскую архитектуру, я вышла из Академии, столь же негаданно - без взмаха руки, просто подойдя и открыв дверь, села в тёмную маршрутку. Единственным человеком в салоне была моя лет шесть или семь как исчезнувшая (из моей жизни) сестра. Она выкрасила волосы в угольно-чёрный цвет, так что наша прибалтийская четверть ушла в подполье, а поднялись те черты, за которые меня - да, бьют не по паспорту, а по морде. Мы - дочери абсолютных близнецов, дуривших сходством не только поклонников, но и мужей, никогда не были похожи - я рыжая, плотная, медленная во всём, кроме ходьбы, с пластикой толстой кошки (хотите ногой за ухом почешу?), в поэзии - критик, в музыке - слушатель. Она пепельная - тот редкий, настоящий обманчиво мягкий балтийский пепел волос, в котором оттенки серебра и платины и чуть латуни и внезапная медь на просвет, худая, ломкая, угловатая - каратэ, степ, гитара, стихи... Всегда чуть позади. Ты в художку - я в музыкалку, ты в хиппи - я в хиппи, ты из дома?..
В закрывающуюся дверь она выкрикнула номер мобильного, зачем? - чтобы потом, вечером вести длинный диалог - не со мной, а с тем воображаемым собеседником для ответов которого оставлялись крохотные паузы в её однообразных "ненавижу".
Хорошо...

(no subject)

Покупаю сегодня на рынке Базилю (извините) тапки - потому как к прежним я его почти могу ревновать - они его знают едва ли не дольше чем я, а время он с ними точно проводит больше. Продавец - колоритный восточный мужчин, в соблюдении законов шариата греющийся водочкой, играя бровями спрашивает: - Мужу?
- Ему.
- Ай, неправильно. Правильно - двоё купи - мужу и любовнику, а они тебе подарков на 8 марта тоже вдвое.
- Да я уж как-нибудь без любовника...
Удивляется: - Как же без любовника? - сокрушённо мотает головой, а потом, решив что-то для себя, - Ай, не верю!