July 2nd, 2006

Грива

Секс в большом городе.

- Вот сразу видно - идут женщины, у которых ни друзей, ни мужей, ни любовников, - muramur (сегодня чёрно-серо-пронзительно-розовая) толкает тележку, в которой пять коробок синей шершавой плитки суммарным весом 100 кг, несколько квадратиков плитки декоративной, похожей на пригоревшее печенье, банка киновари, тепловентилятор и три мешка совершенно необходимых цветных стекляшек, marta_ketro метёт асфальт коричневой юбкой и прячет нос в воротник, а у меня тоже есть два мешка стекляшек и банка краски и корм коту.
- Как ресторан уже закрыт? И что, мы будем есть хот-доги? Я буду есть хот-дог? - печально вопрошает Мура.
- Я буду есть хот-дог, - обречённо констатирую я.
- Неужели и я буду есть хот-дог? - осведомляется Марта. И впрямь - не кадруется как-то.
- А что тебе остаётся?
- Разврат! Разврат! - Мура льёт на свою сосиску горчицу и кетчуп.
Когда ешь в икеевском ресторане, ощущаешь себя почтенной европейской дамой. А тут - дальнобойщиком каким-то.
- Роковой женщиной по Тэффи. Смотрите все - я ем селёдку!(с)
- А кстати, кто-нибудь когда-нибудь встречал настоящих роковых женщин?
- Ну, я, и даже двух...
- Тихо-тихо, а то на нас уже оборачиваются - приняли за роковых женщин.
- За дальнобойщиков.
- Женщина на грузовике - это звучит гордо! Пойдём покупать дешёвые чашки!
На столе остаются три салфетки в пятнах горчицы и кетчупа и сиротливый пончик с обгрызенной шоколадной глазурью.
Через полчаса дешёвые чашки упрятаны в пакеты с дешёвыми подушками - розовыми и зелёными, дешёвым покрывалом страстного цвета, дешёвым постельным бельём с зелёными слонами. Дешёвый ковёр Мура несёт, перебросив через плечо, как кавказскую пленницу.
- А я вообще купила только то, без чего совершенно невозможно жить, - Марта озадаченно рассматривает пробирочку с ростком бамбука.
- Ну какая бумага! А-ах, какая бумага - Мур, ты посмотри, ручной работы - с серебром, с тростником, с шестью какой-то... Почему я, идиотка, взяла только один рулон, а?
Ремонт - это почти как секс. Только дольше.