August 3rd, 2006

Дыбр.

На подлокотнике чашка с холодным чаем. На чашке написано красным по кремовому fish и нарисован рыбий скелетик, как на шмотках от Рабанна пятнадцатилетней давности. В блюдце персик, наструганный кое-как крупными ломтями - только чтобы в рот влез. Где-то неопределённо нассал котик, где именно - я собиралась поискать в полседьмого прошлого вечера, когда немножко поваляюсь с глупой книгой, потом как обычно: - Это ещё светло или уже светло? Ой, мне ж на работу... Что, ещё не на работу?
Вчера вешала выставку боговдохновлённого безумного юноши - рыжие патлы, лицо юродивого, глаза горят, весь порыв... Сегодня распечатывала биографическую справку - мамоньки, 61-й год рождения.
Снаружи характерный шум мокрой Рублёвки. Интересно, почём нонча самые примитивные стеклопакеты?
(а в холодильнике два пирожных - поэтому мантра на сон грядущий: нет-нет-нет, я не побегу и не сожру их сейчас, я сожру их утром)