August 13th, 2006

(no subject)

Скажите мне, о пишущие что-либо, кроме лытдыбра, друзья мои?
А вам это свойство, внезапно прорезавшееся, как зуб мудрости на старости лет, так же усложняет жизнь?
Я себя чувствую, как внезапно получившая дар героиня Вупи Голдберг в "Привидение". "Слыщу ли я мёртвых? О, я слышу их днём, я слышу их ночью, я слышу их в ванной! Ты что, рассказал обо мне всем покойникам Америки?"(с) Совершенно непрошенные персонажи приходят, рассаживаются где придётся и начинают бубнить - скоро я, как Левий Матфей обзаведусь дли-инным козлиным пергаментом. Буду записывать и перевирать. Назло. Авось отвяжутся.
Причём больше всего достают кошки - видно бесцеремонная белогрудая, смотревшая на королей, попрыгала в мир невыпущенных персонажей и вякнула: - Эй, хвостатые, Она про нас готова писать - побежали-побежали!
И всё, хвать - попался-попался!(с)

Медитативное.

Взять кило прекрасной спелой вишни. Пачкаясь соком, выдрать из неё косточки. Засыпать окровавленную вишню стаканом сахара. Походить полчаса вокруг, таская хрустящие сахаром ягоды. Взять глиняную бутылку из под "Мукузани" и сосредоточенно, помогая себе невостребованными палочками из "Ниямы" (кто ещё не знал, что я ем суши руками?) напихать в неё вишни. Слить туда же большую половину сока. Долить доверху водкой. Поискать такое место, где это никто не прольёт и не найдёт ближайший месяц.
А из остатков вишни и сиропа сварить быстрое варенье к завтрашним блинам.