December 25th, 2006

(no subject)

Когда со мной что-то не так - я действую. Пинаю стены, убираю дом, рисую картинки, готовлю еду, истерикую по телефону, бегаю вокруг по двору в ночи, протыкаю ножом подушку, иду босиком за бухлом, в конце концов.
Когда с тобой что-то не так - ты спишь. Нет, не "ложишься и спишь", а засыпаешь там где стоял. Ты пересыпаешь рождения и смерти, объяснения в любви, болезни и склоки, а я усыпляю дом и придумываю вокруг тебя непроходимый лес и пережидаю сто лет и иду по пыльному замку.
Что-то все сказки у нас с тобой наоборотные.
Ракушка я

(no subject)

Тогда.
У тебя белый свитер под горло и неправильное, неправильное лицо. У тебя летящие брови, высокая переносица и глаза "обратного разреза". У тебя вздёрнутая верхняя губа, заставляющая вспомнить "Войну и мир". Других поводов вспоминать "Войну и мир" у меня нет. Мои кольца тебе велики. У нас одинаковый цвет волос. Чуть склонив голову, я прохожу под твоим подбородком.
Сейчас.
Я ухожу из дома в твоих очках, ты - в моих. Я чуствую, как ты входишь в подъезд, но не слышу шагов за спиной. У тебя седые волосы и мальчишеское лицо. Я перестала носить кольца, но они всё равно бы были тебе велики.

(no subject)

За плитой стоит блюдечко с хлебом и куском печенья, под ним записка: - Ты кто? Если умеешь писать - ответь.
Тишь начала переписку с домовым.