September 17th, 2007

кукушкина

Холодно тут у нас.

Сентябрь до середины пахнет: плацкартным вагоном (места у первого туалета), чайными пакетиками, копчёной рыбой, горячей галькой, гниющими водорослями, йодом, кремом для загара и от загара, кофе-с-коньяком - пропорция один к одному в кафе "Риф", зеленью и специями невыносимо, чачей просто и чачей дынной, виноградом изабелла, кошачьей шерстью, креветками, мадерой, нагретой солнцем до температуры глинтвейна, плацкартным вагоном-места у последнего туалета, растворимым шоколадом, мстительной кошачьей лужей под балконной дверью.
Сентябрь до середины в ушах: поездными дверями, скрипучей лесенкой комнаты-скворечника, плотным ударом волны и рокотом ползущей гальки, "Чёр-рррными глазами", "Лезгинкой вдвоём", шелестом вентилятора, щедрым ливнем снаружи и редкой капелью внутри.
Сентябрь до середины под пальцами: кварцем-галькой-ракушкой-куском плавника, мокрой тканью, ящеричьим отброшенным хвостиком, жёсткой кожей морского конька, лезущей горелой шкуркой, стручком акации, шипом колючей лианы, резиновым мячиком за пятачок, пластиковыми стаканчиками на два глотка, влажными салфетками "Акварель", рассыпающимися томиками одноразовых детективов.
На сентябрь до середины смотреть: сквозь окно поезда, щели в полу жилья на одну ночь, бутылочные, гладко окатанные стёклышки (чередуя зелёное, рыжее и прозрачное), стакан ежевичного вина, сквозь безнадёжно исцарапанные крупным песком в волне любимые очки.
Сентябрь до середины на вкус как уже не важно, потому что сколько не говори "халва" - слаще не будет. Последний день сентября до середины был со вкусом шоколадного коньяка из палатки "у Зины", что первая по правую руку от моста.
Пойду кипятить чайник и жарить оладьи. Вот прям сейчас, среди ночи. Чтобы у сентября с середины был не слишком печальный вкус.