March 10th, 2008

кукушкина

Питер Брейгель Старший. (ещё немножко)

Итак, я оставила Брейгеля в Брюссель, с молодой женой, недовольной прошлыми грешками зятя тёщей и новой серией картин. Про грешки - ван Мандер таки очень настаивает на жизни с некой служанкой, на которой хуждожник не женился из-за её постоянного вранья.
Теперь, по поводу картин, точнее их стоимости. Искусствоведы всё никак не могут решить: ценным ли был художник Брейгель при жизни, или так себе? Мнения, надо сказать, строго противоположные. Кто пишет, что сам он проскочил мимо современников и не оцененным вовсе, а раскусили ценность сограждане только в сыновьях, кто - что его сына, Питера Младшего, порядком подводила честность, когда он повторяя работы отца их датировал - тому-то платили до 700 монет, а сыну за копии - в десять раз меньше, а, опустив дату, можно было сыграть на одинаковых именах. А как же документы? Это же Нидерланды, там с бумагами всё в порядке, - скажете мне вы. В принципе, да. Но не стоит забывать, что мы сейчас находимся в воюющих Нидерландах. И воевать они будут 80 лет. Так что документация подрастеряется сильно. Но, думаю, истина посередине. При жизни Брейгеля ценили достаточно, чтобы его работы знал и коллекционировал тот же кардинал Гранвелла, или чтобы под заказную серию его картин "Времена года" купец Николас Ионгелинг смог получить приличную сумму в ломбарде. Заклад картин был привычным делом, но за работы мастера неизвестного много не давали.С другой стороны, купец заложил о-очень много картин разом - тридцать девять картин; предполагается, что Брейгелю из них принадлежало шестнадцать (Вавилонская башня, Несение креста и Двенадцать месяцев).
Collapse )