May 23rd, 2010

кукушкина

это мне в студию лень

Отшумела уже вся эта байда с вытаскиванием закрытых постов из гёрлз онли. Кстати - видно я офигеть как прекрасно собрала ленту - лично у меня этой тряпкой помахало всего двое (если я ничего не пропустила). Одному можно, потому как старый и нервный, другому, потому, что люблю я его не за это. И дома - вот счастье-то, на моё возмущённое клокотание Базиль сказал - "просто в ЖЖ зашкаливает количество инфантилов".

Собственно, для меня так оно и есть - вся эта суета вокруг подзамочного женского сообщества, куда с хуем не пущают, всё это желание обязательно посмотреть, как же там женщины подкрашиваются, подмываются, давят прыши, примеряют тряпочки, клеют пластыри на пятки, и ("конечно-конечно, а о чём им ещё говорить!?") говорят о мужиках - всё это детство в худших его проявлениях, пропахший манной кашей детский сад, дневной сон, "Маринка, сними трусы - покажи писю", чёрт-бы её побрал совсем-школа с подглядываниями, подначиваниями и дёрганьем за косички.

С начала шестого по конец седьмого класса я вела дневник. Толстая такая тетрадь в синей обложке, в которой я писала на любом скучном уроке и рисовала. Писала, как акын - про всё, что вижу, рисовала только наброски - шариковой ручкой, одноклассников, учителей, ворону на подоконнике - блок-два текста - почеркушка. Ну и про любоФФ, конечно. Я перечитывала его потом лет в двадцать, перед тем, как выкинуть вместе со конспектами, неудачными рисунками и прочим куском прошлой жизни, с которой расставалась. Как говорил шантажист Милвертон "леди писала бойко". Для шестого-седьмого класса так даже очень бойко. Писать я в него перестала после одного случая. Собственно, я тогда вообще на какое-то время утратила способность литературно складывать слова, и наша прекраснейшая Лидия Александровна один раз даже демонстративно "потеряла" моё сочинение, и потребовала новое. Ну и получила - практически дубликат утраты, всё тем же ровным, казённым, абсолютно дохлым языком.
А всего-то делов - вышла из школы, прошла мимо сидевших на лавочке наших классных, извините, мушкетёров (мы тогда все тащились от фильма, а эта четвёрка отлично раскладывалась на образы). Тут мне в спину сказали фразу из моего дневника. Когда обернулась - увидела, что у "Атоса" на коленях синяя тетрадка, и морды у всех довольные.
Я не знаю, кто именно это сделал, как, когда, я знаю только "зачем" - "а чо, любопытно же, что она там всё время пишет". Отдали на следующий день - вот уже не помню кто, "Арамис", кажется. Потом "Атос" (к которому в дневнике относилась вся "пролюбофь") сказал "прикольно пишешь".
А ведь эти, цитирую Дюма, были одни из лучших.
Сказать, что в этой новой для себя школе я была "не слишком популярна" - ничего не сказать, подножка, когда идёшь к доске, кнопки на стуле, подложенная в портфель текущая ручка и сам портфель в мусорном баке - мой самый красивый в классе, привезённый из Латвии - тёмно-вишнёвой кожи, с массой карманов, с пристёгивающимся длинным ремнём. Это всё было привычно и незамысловато. Через некоторое время я стала на автомате проверять стул на кнопки и жвачку, платье - нет ли приколотой записки "жирная корова" - нормальная вялотекущая война, на западном фронте без перемен.
А они были умными мальчиками, никому из них в голову бы не пришло заниматься мелким членовредительством, а вот пошарить в голове - это же так занятно. Писала бы плохо - подозреваю, что на какое-то время имела бы потрошение ГО в миниатюре - "гы, а она написала-то, гы, вот дура-то, гы", но я писала хорошо, поэтому когда в восьмом классе они пытались сделать рок-группу, попросили текстов.
Гы, вот дураки-то.
кукушкина

с получки купим новый тазик и всё болото будет наше

Купила вчера платье, в котором Базиль меня назвал "бандеролью" (тут хочется произносить, как акунинский Маса - "бандероря"). Очень точно, кстати. Такой дивный тонкий мешок жабьего цвета, снизу из него торчат ножки, сверху - маленькая голова. А посреди - ни жопы, ни брюха - слабый намёк на бюст и сплошная загадка. И воротник раструбом - хоть гермошлем привинчивай. Я в нём - богиня.
кукушкина

ПикассЫ...

Месяца два назад Донна Анна, дева Вика и мега-крутой-брейкер Слава коллективно сделали гипсовому Антиною макияж "я стою у ресторана, замуж поздно, сдохнуть рано". Получив взбучку, прошлись поверх гуашевыми белилами - брови, ресницы и тени практически ушли, но краплак и кадмий в смеси с белилами подарили гипсу лихорадочный румянец.
На прошлой неделе я жирно намекнула, что выбор у них небольшой - купить акрила рублей на стописят и побелить Антиноя или купить нового Антиноя за полторы штуки.
Теперь в три кисти красят...
- Чё у него волосы розовые стали, как мальвина какая, - бормочет Донна Анна.
- У мальвины голубые.
- Как парик жеманного трансвестита, - комментирую я...

И когда меня вышибут за развращение детей.

Ну вот, Донна Анна немного покрасила Славу, теперь у нас буквально два Антиноя.
кукушкина

Выставки

Кстати, если кто не знает - выставка прекрасного Арсения Лапина продлена до 30 мая.
Адрес галереи "Borscht"
Москва, ул.Фадеева,дом 5 стр.19 .ср-пятн 12-20 сб-вс 12-19.


Как бы мне его к нам в музейчик заманить...