November 3rd, 2011

кукушкина

(no subject)

Цветочному ларьку возле больницы хорошо - цены можно смело поднимать на треть и про "целлофан, ленточку" не спрашивать.
Очень странно было смотреть на молодое спокойное, совершенно не застывшее лицо. Пару раз мне казалось, что я вижу движение ресниц, а один - что покров чуть преподнялся от дыхания - знаете, как на долгом кадре мёртвого героя, в "Звезде и смерти Хоакина Мурьеты" так было, точно помню.
В юности, когда ровесники вокруг мёрли как мухи (у нас было много соблазнов, острых предметов и растормаживающих сознание веществ)меня никогда не накрывало мыслями о внезапности смерти и о том, что снаряды ложатся всё ближе. Возможно, потому, что те смерти мы - так или иначе - выбирали себе сами. А тут третий день хожу, возмущённая неправильностью происходящего и думаю (цитируя неизменного Стивена Кинга), что, если когда-нибудь увижу Бога, первым делом врежу ему по яйцам. Потому что "а чО он".
Сейчас надо писать статью, а хочется зайти в дневник, где уже больше ничего не добавится, и читать вглубь про мирные дни, про пирог с грушами и голубым сыром, про комод для рукоделия с сотней коробочек. И никакой смерти.