March 7th, 2012

кукушкина

девочка и музейчик

Ну вот, выставка, можно считать, закончена - возвращаюсь в режим нормального сумасшедшего дома - в шесть утра сижу за компом и торопливо сокращаю четыре листа биографии Скрябина, чтобы упихнуть в один. С особым наслаждением пожертвовала личной жизнью, а то эти его мудовые страдания меж двумя семьями вызывают желание уебать тяпочкой.
А кому будет неясно - нехай этикетаж к фоточкам читает - вот те первая жена, вот те вторая, для особо дотошных уточнила "невенчанная".
кукушкина

девочка и музейчик-2

В джип замдира отлично может сесть шесть человек. Даже семь может, плюс двадцать рам. Или четыре, двадцать рам - и скрученный двухметровый плакат на пенокартоне. Но нас пять.
- Тут некуда сесть, робко говорит Н., заглядывая в салон.
- Есть куда - сопит замдир - двигайся Женька. Санжарова, двигайся-двигайся, ну, Меерзон - выдыхай! - захлопывается дверь, слева в меня врезается мягкая Меерзон, справа и сверху обрушивается несчастный и жёсткий Женя.
- Ой, Женька, завидую я тебе, - подмигивает хитрый изверг в зеркало.
- Он не геронтофил, - жалобно вякаю я из-под юного тела.
- При чём тут это? Вон наша шальная императрица как с пацанами зажигала, - исторически просвещает меня замдир.
- Ей было что предложить взамен, - возражаю я.
- Тебе тоже есть что предложить, и даже больше!
- Надеюсь, меньше, - ворчу я, вспоминая портреты зрелой Екатерины.
- Да ладно, довольная же, вон пацан какой.
- А я не педофил, - ною я.
- Вот так у них всё не синхронно, - вздыхает Н.
Я тем временем прикидываю, как подойду к нашей барышне-администратору и скажу: - Леночка, после того, что сегодня было, твой сын обязан на мне жениться!

Потолки в консерватории четырёхметровые и стремянка соответствующая.
- Ксаник, тебе помочь? - спрашивает Н.
- Держи стремянку.
Она встаёт ни нижнюю ступеньку, пригружая лестницу собой. Время от времени на что-нибудь брякнутое мною, Н. начинает смеяться - тогда мой поднебесный конец стремянки становится пугающе подвижным.
На второй стене коридора меня сменяет Паша - наш младшенький из инженерного отдела - килограмм сорок пять чистого героизма в злых татуировках. На стремянку он буквально взлетает, узлы вяжет лихо, из плеера несётся Егор.
- Винтовка это праздник - всё идёт в пизду, - машинально подпеваю я.Вот и пуская нас в храм искусства.
- Чёрт, штаны порвал - сокрушается Паша, слезая. Мы с Меерзон внимательно рассматриваем его художественно драные джинсы, пытаясь понять, какая дыра свежая и самовольная.
- А потом вы поправите вот тот стенд, - спрашивают, проходя, сотрудники консервы и машут рукой в сторону ещё какой-то экспозиции. Ощущаем себя то ли гастарбайтерами, то ли мужьями на час.
кукушкина

мосьмое марта у нас

Базиль принёс домашним женщинам два букета по пять роз. домашняя женщина Кса была на работе, домашняя женщина Тишь сказала "пфе" и что ей не надо. Тогда он пошёл по подъезду и раздарил четыре розочки тёткам в других квартирах, а пятую - тётке на улице.
- Ну это ж нормально? - спрашивает Базиль.
- Конечно, - говорю я. И думаю, что одну - на улице - правильно. А ещё четыре сделали бы мне букет из девяти роз, и я бы была немножко довольнее. Я люблю, когда букет из много мелких роз.

Вечно мне летят не так и свистят не то.
Розочек, что ли, завтра себе докупить. Чисто для гармонии в мире.