September 22nd, 2012

кукушкина

короткой строкой

Мы вернулись из Феодосии.

Внезапно оказалось 21-е сентября, а значит день рождения моего папы и Стивена Кинга.
Папу я поздравила вчера, перед поездом, потому что в кои-то веки мы все оказались в нужное время в нужном месте и пили красное сухое в разливочной "Коктебель" у вокзала.
Стивена Кинга, как обычно, поздравляю здесь, живите долго, мистер Стивен Кинг, я вас очень люблю, хотя тот фильм по "Мешку с костями", который сегодня показали по ТВ-3 оказался редкостным говном. Мистер Стивен Кинг, очень вас прошу, не берите больше на роли писателей недавних Джеймсов Бондов, сколько не надевай на них очки, умиЩЩа не прибавляется.

А в почте два письма про "срочно статьи" и три про "срочно составить списки студийных групп, а то расформируем". Хочется отписать "расформировывайте нахуй" и уехать опять в Феодосию -
даже на том поезде, на котором мы ехали туда и обратно, на который нет билетов, но полно свободных мест.

Купе от плацкарта в этом чудном поезде отличаются только наличием дверей - и там и там облезлые полки, отломанное всё, что отламывается, окна не открываются, а двери в туалеты не закрываются. И нахрена я брала "туда" купе? Хотя если бы взяла плацкарт, не пила бы полночи коньяк с юношей-ресторанным менеджером из города Иваново. Через полторы бутылки юноша рыдал "зачем я еду? куда я еду? без семьи, они там, а я тут, что я делаю? сам, всегда всё сам!"и пытался вынести изнутри заклинившую дверь, а я смотрела на него, как Атос на д'Артаньяна и думала:
- Разучилась пить молодёжь...
А что думала Тишь, глядя как мать глушит коньяк без закуси, я не спрашивала.

Впрочем, назавтра мы из Дюма-отца перебрались в Юлиана Семёнова - помните, как Штирлиц ночью бухает в поезде с каким-то армейским генералом и тот был весь в тоске и упадке, а наутро героичен и уверен в победе? Вот таким генералом в шортах юноша засунул в сумку остатние полбутылки и сухо кивнув: "Спасибо за компанию", чеканным шагом двинулся покорять Крым.

А из нас с Тишь покорители никакие - почти всю неделю я просидела то на одном, то на другом волнорезе, болтая ногами и читая то, что находила на книжных лотках по дороге к пляжу. Отец приходил на волнорез с бутылкой холодного белого вина, мы его пили и трепались, а Тишь тем временем бродила вдоль берега, выуживая и отправляя в банку с водой то рака-отшельника, то бычка, то мелкую кефаль, то крайне недовольного краба. За Тишь следовали заворожённые дети. На третий день окрестные взрослые наконец-то купили своим воющим от зависти чадам сачки и выдали банки.

За три дня до отъезда мы подошли в темноте к колесу обозрения - оно в Феодосии крошечное, зато быстрое и кружится, как вставшая на ребро карусель. - Наутилус играет, - сказала Тишь. Тощий парень в толстых очках взял у нас пятьдесят гривен и запустил колесо. Не знаю, слышно ли ему было снизу, как мы во всю дурь подпевали "Апостолу Андрею".
кукушкина

короткой строкой

По следам Феодосии:

Кажется, что этот город захватили кошки. Причём, захватили давно, успели опроститься, утратить великие знания и малодушно назаводить себе любимцев из людей и собак. На одном из книжных лотков, прямо поверх обязательного Волошина и детективов, всегда спит огромный, пыльный, чёрно-белый кот. Время от времени кто-нибудь из покупателей подсовывает ему под лапу деньги "на прокорм". Нет, никаких просительных табличек нет.

В местном "Саду бабочек" на меня сажают огромную вялую рептилию. - О, - определяет Тишь, - бородатая ящерица!
- Давайте обходиться без оскорблений, - тихим голосом говорит смотритель, несколько похожий на Ллео Каганова, - мы же интеллигентные люди, я же не называю вас неандертальцем, к примеру, если вы - хомо сапиенс? Она - АГАМА!
Агама, впрочем, глубоко плевала на как зваться и где сидеть.
- Смотри-смотри-смотри, - бормочет Тишь, склоняясь над заселённым палочниками островком в микро-бассейне.
- Э-э-э... Тишь, очень осторожно подними голову - говорю я - крупный палочник спускается с ветки ей в волосы.

Распивая с отцом вино на волнорезе внезапно провалилась в шестнадцать лет. Тогда я проработала лето на тверском полиграфе, и примерно так же, как пляжные дамы, на меня смотрели тётки "на обрезке", когда папа заходил поболтать в обед. Фамилия какой-то временной ссыкухи баб не интересовала, а вот то, что я зацепила "Иваныча из брошюровочного" фраппировало их до крайности. - Ты смотри, Ксюх, женатый он, - предостерегали тётки, не замечая ни нашу общую масть, ни одинаковые густые веснушки, заливающие и руки и лицо.
Правда теперь папа седой. Но всё равно очень красивый.
кукушкина

рисуем?

Ну и раз я уже вернулась - пора включать "меркантильное кю"
Итак, 25-го сентября, во вторник, в 19.00, в мастерской "Крафтсоюза" даю мастер-класс по холодному батику.
Стоимость занятия 1700 руб.
Есть одно свободное место - никто не хочет?
Запись - тут, комментом: http://craftsouz.livejournal.com/438390.html?mode=reply#add_comment
Адреса, явки, пароли вышлют в почту.
Все материалы, естественно, приношу я.
Не умеющим рисовать - можно.
Картинки не прилагаю, потому что собственные батики все давно продала, а чужие показывать - сильно дурной тон.