March 24th, 2014

чашка2

короткой строкой

Подарила вечером подруге штучку - странную, необычную, любовно выбранную.
Утром поняла, кого сама себе напоминаю после реакции адресата: - Это что? Это я подарила Иа его же собственный хвост?
Для полноты ощущения очень не хватало фонового ржания Винни-Пуха и подхихикивания Пятачка. Но я реально ухала, как Сова.

Спать в доме, где котики достаточно умны, чтобы приходить в пять утра просить еду не у тебя - огромное, огромное счастье. Особенно когда спишь на раскладушке, провисающей именно так, чтобы ощущать себя в какой-то космической люльке. И заодно уж сразу в анабиозе (потому что другими способами я до без трёх минут десять уже сто лет как не сплю.)

В маршрутке напротив сидел старик, возрождающий веру в красивых мужчин - с лицом Ливанова в роли Ш. Холмса в гриме ирландского террориста+20 лет. То есть вот эта седая бородка без усов, чёткое точёное лицо и умные глаза за стёклами очков. И красивые руки - на правом обручальное, на левом - овальная серебряная печатка со странным зеркальным гербом.

"Красивых людей тебе? - сказало мироздание, - Н-на?" - и отсыпало. В метро сидели радужные девочки - с дредами и растами, в капустных одёжках в пять слоёв из-под малиновой майки оранжевая футболка, поверх зелёная курточка, тут бусики, там пирсинг - чистое счастье. В вагон вошла девочка-белочка в клетчатой юбке типа японская школьница, белой рубашке и длинной замшевой жилетке отделанной роскошным песцовым мехом. Тёмные волосы лились по спине жилетки до нижней оторочки.

В детективе, читанном сто лет назад, натыкаюсь на фразу "у тебя веки мягкие, как кисть и жёсткие, как скальпель" и понимаю, про кого это идеально сказано. Сириксс, ну ты понимаешь:)

На Арбате художники прикручивают картинки к решётке забора, мимо всей этой пестроты плывёт величественная дама - неправдоподобно золотые волосы свёрнуты косой надо лбом, а сзади заполняют сетку из толстого чёрного кружева, шаль из такого же кружева слегка подметает арбатскую плитку. Как-то неосознанно ищешь взглядом отставшего пажа.

Стаканчик кофе из макдачной выплёвывает на крышу коричневую лужицу, я сдаюсь и отхлёбываю. "Она нас заметила, Багира нас заметила" - мысленно орёт стаканчик и выплёвывает двойной объём кофе.
Это весна, детка, это Москва.