_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет (oxanasan) wrote,
_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет
oxanasan

Category:

Легенда о "вольных" художниках, часть седьмая (Леонардо, время утекает).

Кстати, друзья мои, раз уж Леонардо такой длинный - называю весь текст о нём общим "часть седьмая".

Леонардо провёл в Милане 18 лет.
Если честно, мне до слёз жаль, что художники тогда творили зыбкого больше, чем вечного. Потому что что мы имеем от Леонардо? Строго говоря - 12 работ, из которых две под здоровущим сомнением и две - под сомнением поменьше. И это не оттого, что лентяй был, а от невыносимой тяги к совершенству (ну как через два мазка станет ещё круче?), и от того, что писать ему не особо давали. Легко сказать "но Леонардо уже утратил интерес к этой картине, и она осталась незавершённой...", вы бы тоже утратили, если бы вас за рукав всё время дёргали. Леонардо то, Леонардо это, сыграй на балу, распиши стену, распиши сундук, устрой праздник, распиши ещё сундук, съезди посмотри плотину, напиши трактат, и стишок напиши, и портрет своячницы, мало ли что там смотреть не на что, другие же пишут, буквально все уже по разу написали, один ты тянешь...". Вот, чёрт, мне жаль что сгнили все эти несомненно расписанные сундуки, ларцы и двери, и всякие причудливые штуковинки с механизмами, сделанные забавы ради, и наверняка же была мелкая пластика из чего-нибудь, чёрт его побери, драгоценного, потому давно переплавленного, эскизы для гобеленов были, карнавальные маски, костюмы, игрушки и книги для детей герцога. Конечно и другие придворные художники занимались ровно тем же, но вы представляете, какие игрушки делал Леонардо?

Нет, я не предполагаю на пустом месте, я знаю, потому что когда ты 18 лет придворный художник не просто у Лодовико Моро, но и у его молоденькой жены, и племянника (который вообще-то и есть основной правитель Милана, но толи дядюшка его травит, толи сам мрёт от избыточно весёлой жизни) и молоденькой жены племянника - ты вкалываешь на всю эту тусовку, как проклятый. Конечно если есть 15 учеников, которых гоняешь в хвост и в гриву - то даже останется время на собственную живопись. Но гонять учеников необходимым образом мог горячо мной уважаемый практичный человек Лукас Кранах, а Леонардо своих оболтусов разбаловал до последней стадии. Несомненно создавать всякие механические чудеса доставляло ему немалое удовольствие, но время-то они жрали. Поэтому его последние годы в Милане это непроходящая тихая истерика от осознания неукротимости времени: «Речная вода, которую ты осязаешь рукой, является последней, которая уже утекает, и первой, которая только примчалась; то же происходит и со мгновениями времени», "Что сделано? Что мной сделано?", «О Леонардо, почему так много страданий?»

И при всей этой прорве работы жалование задерживается чуть не за год, эксперименты стоят денег, а маленькая дрянь-любимчик Салаино напрочь не собирается выказывать хоть какой-нибудь талант, а тащит всё, что плохо лежит, вплоть до серебряного карандаша учителя.
От не нуждавшихся в нём Медичи Леонардо ушёл легко - не особо и держали. Уйти легко от Моро вышло бы вряд ли - художник слишком долго пробыл при этом дворе и слишком много знал, чтобы его легко отпустили. Так что захват Милана (а вместе с ним и герцога) французами был для Леонардо скорее благом, чем бедой. И ни малейшей печали от того, что покровитель пал, в его записях вы не найдёте. Миланских учеников он оставил в Милане - кроме Салаино, хотя и в этой привязанности явно раскаивался ни раз и ни два: "Если ты будешь один, ты будешь целиком принадлежать себе. А если у тебя будет хотя бы один товарищ, ты будешь принадлежать себе наполовину и тем меньше, чем больше будет нескромность твоего товарища". "Живописец должен быть одиноким и созерцать то, что он видит, и разговаривать с собой, выбирая лучшее из того, что он видит. И должен быть, как зеркало, которое меняет столько цветов, сколько их у вещей, поставленных перед ним. Если он будет поступать так, ему будет казаться, что он поступает согласно природе".

Кстати, король французский, заняв Милан, от чудес дворца Моро порядком обалдел. Впрочем, когда он увидел "Тайную вечерю", то обалдел ещё больше и сильно задумался над её транспортировкой во Францию хотя бы ценой разрушения монастыря. Слава Богу, ему объяснили, что транспортировки она не переживёт, а то не было бы у нас Тайной вечери даже в том отвратительном состоянии, в котором она есть. Модель конного памятника папы Моро королю тоже приглянулась, но пока он думал, как бы перетащить лошадку во Францию, его гасконские арбалетчики, д'Артаньяны фиговы, скульптуру развлечения ради расстреляли.

Итак, 1499 год, и Леонардо возвращается во Флоренцию. Едет он длинным путём - через Мантую и Венецию. В Мантуе к нему опять пристаёт настырная своячница Лодовико Моро - Изабелла д'Эсте. Эта дама старалась у каждого известного художника получить свой портрет, и обычно её это удавалось. Но, при всех его финансовых проблемах, заставить Леонардо делать то, что ему делать не хотелось, было задачей крайне сложной. Независимо от обещанной оплаты. Поэтому всё, что ей удалось из него выжать - вот этот картон: http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/6/6f/Isabella_d%27este.jpg/400px-Isabella_d%27este.jpg
Стоит сказать, что упрямая дама безуспешно гонялась за Леонардо ещё несколько лет.

В Венеции Леонардо был нанят, как военный инженер - придумывать средства против надоедливых турок. И напридумывал массу всего, от ласт до водолазного колокола. Тем ни менее турок победили без него.

До Флоренции художник добрался к 1500 году. Его отец за это время наплодил чёртову уйму детей, большую часть которых Леонардо никогда не видел. Не любившие художника Медичи были изгнаны их города, Вероккио и многие друзья умерли. Город приходил в себя после проповедей безумного доминиканца Саванароллы - наслушавшись его предвещающих конец света речей Ботичелли сжёг свои картины. Самого Саванароллу впрочем тоже сожгли уже два года как, но старую Флоренцию это не вернуло.

Во Флоренции Леонардо взялся за работы для братства сервитов. Работы эти собирались поручить Филлипино Липпи, но он уступил место Леонардо. Братья за это предоставляли "кров, стол и содержание мастеру и ученикам" С этой работой, друзья мои, всё как-то невнятно, потому что никакой конкретный, строго оговоренный сюжет работы по документам не поднимается. а так в то время не писали. Изрядно потянув время, Леонардо предъявил монахам картон для "Святой Анны с девой Марией и Иисусом" - http://sashka.iatp.org.ua/sashka/gal/leon2.gif - от чего монахи пришли в совершеннейший восторг, только не знали, что с ним делать. Кстати, читая работы по Леонардо я переодически изумлённо сажусь на хвост от рассуждений о "странности избранной им композиции". Вообще-то Марию на колени к матери сажали и на иконах и на витражах, просто в иконе и в витраже, за счёт отсутствия реализма, это не вызывает недоумения. А вот Леонардо. усаживая приличного возраста барышню на мамины колени пришлось повозиться. А вот так это выглядит в живописи: http://www.centre.smr.ru/images/pics/pic0114/pic0114_800.jpg

Но, строго говоря, в это время Леонардо не слишком хочет заниматься живописью. А хочет - математикой, геометрией, перспективой, военным делом, ирригацией. А ещё ему хочется, извините, немного стабильности. Ему почти пятьдесят, по меркам этого времени - старик, у него никаких шансов на наследство, и единственная земля - виноградник, подаренный Моро, конфискован. У него есть слава, но вокруг подросло племя молодых и зубастых - вон, один Микельанджело чего стоит. А стабильность в Италии на ровном месте не берётся - надо работать при приличном дворе. А приметы приличного для художников двора таковы: его держит господин, желающий меценатствовать и имеющий для этого финансовые возможности. То есть Республика для подобных целей подходит плохо. Хорошо подходил папский двор - но он не хотел Леонардо. В принципе, годился двор Изабеллы д'Эсто - но туда Леонардо не хотел сам.

В конце-концов он продал свои услуги Чезаре Борджиа. Репутация у Чезаре была хуже не придумаешь, но вы мне найдите человека Возрождения при власти и с безупречной репутацией. К тому же Чезаре соглашался покупать Леонардо именно как военспеца, потому что от живописи на тот момент художника отчётливо тошнило.

Чезаре Борджиа, чрезвычайно решительный молодой человек с девизом: "Делай, что должно - и будь, что будет", как раз собирался сделать, что должно. А именно: постараться до смерти папы (римского и своего одновременно - так бывало) объединить существенную часть Италии под своей рукой, перебив открыто или тайно всех, кого этот проект не устраивал. Леонардо против этого ничего не имел, при условии, что после победы Чезаре заведёт себе таки приличный двор, где можно будет спокойно работать, играть на лютне, заниматься математикой и механикой и говорить с умными людьми.

Поэтому он исправно занимался укреплениями в завоёванных Чезаре Пьомбино, Урбино, проектировал канал меж Чезеной и адриатическим морем, и, думаю, был доволен патентом "генерального инженера и архитектора".

Потом случился заговор кондотьеров, которые решили, что Чезаре как-то широко шагает. От кондотьеров герцог сначала несколько побегал, потом переманил на свою сторону и немедля казнил.
Но тут мы с вами расстанемся с Чезаре Борджиа, потому что он не наш персонаж, а наш персонаж, говоривший: "Кто не ценит жизнь, не заслуживает ее", решил что с этим политиком ему не по пути. И впрямь - широко шагает, громко топает, штаны порвёт несомненно. И ведь порвал же.

Трусость? Вот так взял и бросил благодетеля и сюзерена? Расслабьтесь, мы не в Японии. Естественно, Леонардо очень хотелось определённой защищённости, которую мог дать сильный покровитель. С другой стороны, он уже наблюдал конец Моро, который шагал куда как поуже Чезаре.

Ну, и если я столько говорю о Леонардо-военспеце - вот вам картинок из его книжек. Вы по стрелочке пощёлкайте - там добра мно-ого. Танчик на мышечной силе тоже есть: http://history.rsuh.ru/historycd/HISTORY/HTML/Gallery/Leonardo/sod_gal_1.htm
В 1503 году Леонардо вернулся во Флоренцию.
Tags: искусство, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments