_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет (oxanasan) wrote,
_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет
oxanasan

Category:

Питер Брейгель Старший (продолжение)

Итак, остановилась я вчера на графике, конкретно на "Большая рыба пожирает малых":


Толковать принято незамысловато: сколько проглотит доходов нидерландское купечество, столько и выпотрошит из него Испания. Строго говоря, политическая карикатура. Бог с ним со смыслом, поговорим о технике. Несмотря на то, что Брейгель учился у типичного романиста (приверженца итальянской школы) рисунок у него исключительно "северный" - крепкий, точный, грубоватый, с хорошей, уверенной линией, с минимальным применением тона. И северная же любовь к подробностям.


Первая известная нам живописная работа Брейгеля - "Падение Икара":


(1558 год, Королевский музей, Брюссель). Мирный, солнечный пейзаж с типичным голландским пахарем, голландским рыбаком, починяющим сеть и голландскими моряками на голландских корабликах - не типично голландского тут разве что высокий берег и изобилие гор - отзвук итальянских впечатлений. Если посмотреть внимательно - можно найти Икара. Его ноги торчат из воды в правом нижнем углу картины, перья растаявших крыльев опускаются на волны. Аллегория опять таки прозрачная - за повседневными делами никто не заметил ни его полёта, ни падения.

Время Брейгеля - излёт Возрождения. Античные сюжеты в моде - на фоне развалин, с изобилием слегка драпированной наготы и пафосом жеста. Брейгель вместе со своими героями чихал и на античные декорации и на пафос, если убрать название картины, про полёт и памяти не останется. Останется отлично написанная жанровая картина в духе "Времён года". В живописи Брейгель такой же ревнитель "северных" традиций, как и в графике. У него мелкое, гладкое письмо миниатюриста, любовь к ярким цветам и нежность к деталям, абсолютно отказывающаяся выделить что-либо главное в этом мире драгоценных подробностей. Как и любимый мною Лукас Кранах, Брейгель не жертвует подробностями дальних планов (хотя это помогает передать воздух), а просто дробит даль деталями настолько мелкими, что создаётся рябь, дрожание, передающее глубину не хуже леонардовского "сфумато". Хотя, конечно, ближайшей аналогией будет не Кранах, а Босх - и в стилистике письма, и в сюжетах. Принято считать, что Брейгель "грубее" Босха. Возможно. Но и страшнее. Кошмары Босха - кошмары, порождённые тонким, интеллегентным, дрессированным сознанием - не зря его работы так ценил король Филипп. Кошмар Брейгеля в любой момент может укусить тебя за задницу, потому что живёт неподалёку.
Вскоре после Икара были написаны "Нидерландские пословицы:


- ну, про "прошибать стену лбом" и у нас есть. Анализировать их все я не буду, а лучше вот вам ссылка на интересный пост человека, не поленившегося это сделать: http://manon-gabrielle.livejournal.com/50117.html
А вот ещё одна "весёлая картинка":


- "Битва поста и масленицы".
Эти картины перекликается с босховским "Кораблём дураков" - шуточный, перевёрнутый, нелепый мир:

.
Где-то рядом по времени написаны и "Детские игры":


Как говорил в любимой "Сказке странствий" Орландо: - Что-то меня знобит от такого веселья.

Дальше я обещала рассказать, что у нас с женитьбой. Да в сущности - ничего особенного. Просто в один прекрасный день 1563-го года взрослый дяденька Питер Брейгель (примерно 33-38-и лет) женился на юной Марикен Куке, дочери своего покойного учителя. Так что в принципе, мы можем представить себе романтическую историю: здоровый лоб-подмастерье, влюбившийся в девочку, то и дело прибегавшую в мастерскую отца, терпеливо дожидается, когда она дорастёт до брачного возраста. Возможно, будущий брак был давно оговорен с самим Ван Альстом, и этот договор помг при получении звания мастера.

Женившесь, Брейгель переехал в Брюссель к тёще. Тут мы опять имеем привет от Мандера. По его словам, старуха настояла, чтобы зять покинул Антверпен. где у него остался некий "грешок". Что ж, вполне вероятно - ожидание-ожиданием, но секс никто не отменял, а брошенная вдовушка или девица могла сильно попортить жизнь новобрачной. Особенно, если девица была из весёлого квартала.

Брюссель того времени был тише и беднее торгового Антверпена, зато там находился двор наместницы Нидерландов Маргариты Пармской. Казалось бы, нафига Брейгелю, с его неглубокой любовью к испанцам ехать так близко к эпицентру испанского влияния? Но, знаете ребята - хороший художник - это всегда хороший художник. Филипп II собирал картины Босха, а бывший при дворе Маргариты кардинал Гранвелла (да-да, тот самый ненавистник Фландрии, "кровавая собака Гранвелла") - Брейгеля. Тут грех опять не вспомниь Лукаса Кранаха, который одновременно печатал книги и листовки Лютера и писал портреты воевавшего с лютеровской ересью кардинала.

В Брюссель (не с пустыми же руками ехать) Брейгель привёз три новых полотна:
"Падение мятежных ангелов":


- вот только не говорите : - Да это ж Босх! С тем же успехом это и Ханс Мемлинг и вообще вся старая нидерландская школа поздней готики и раннего Возрождения. Причём, не только живописная, но и иллюстраторская и скульптурная, потому как компилирование нечисти из несовместимых существ - излюбленный приём храмовой скульптуры и книжной миниатюры. Хотя, конечно, сугубо босховской чертовщины тут довольно.
"Триумф смерти":


и "Безумную Грету":


Вот эта вещь, при всём босховском колорите, совершенно самостоятельная. Потому что главный герой не какая-нибудь блудница вавилонская, а старая, грязная, сумасшедшая маркитантка, волочащая через пылающий мир узел ворованного тряпья.

Вот я её покрупнее:

А про остальное - после.

Tags: искусство, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →