_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет (oxanasan) wrote,
_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет
oxanasan

Category:
Вот тут Арсений Лапин немножко хвастается статьёй про себя в журнале "Вечерний клуб": http://arselap.livejournal.com/42340.html?view=524900#t524900
А вот статья:

Синее небо с медными звёздами.

«Я люблю звёзды. Жалко, что зимой небо затянуто часто. Было очень здорово, когда у меня над баней комета Холмса рванула…»
(цитата из Живого Журнала Арсения Лапина)

«Художник Арсений Лапин родился в 1977 году в г. Мытищи. Учился в художественной школе Е. А. Кольченко и училище Анимационной кинематографии. Работал художником в кукольном театре "Огниво", художник-постановщик и мастер кукольник: спектакль "Сказки ключницы Пелагеи", преподавал в художественной школе. Ежегодно устраивал персональные выставки в галерее Экспо-88 (Москва). Участвовал в международных выставках в Белграде, Страсбурге и Женеве. С 2004 г. живёт в деревне, занимается живописью, скульптурой, снимает мультфильмы ».
(краткая биография, размещённая на сайте швейцарскй галереи)

Арсений Лапин рисует звёзды так, как рисуют дети – пяти, шести, восьмиконечные, словно вырезанные из жести. Если у звезды есть лохматый хвостик – она метеор или комета. Ещё он рисует месяц – тонким, изогнутым рожком. А порой рядом и солнце – в ореоле угловатых лучей-лепестков. Несколько звёзд, долька месяца – небо. Черта внизу – земля или море. Между землёй и небом-морем ходят воины, невиданные многолапые звери, коты и драконы, скачут девы на единорогах, плывут корабли и весьма серьёзные рыбы, летают птицы, сирены и крылатые змеи.
Всё это может быть графическим. Графика Лапина бывает вибрирующей и дышащей от коротких круглящихся штрихов, и прозрачно-угловатой, построенной на лёгких, летящих линиях. Или похожей на клубки тонкой, спутанной проволоки, из которых выползает какая-нибудь одна знающая точный путь нить, рисующая лицо под клубком волос и над клубком одежды. Или чёткой, замкнуто-контурной, словно заготовка для перегородчатой эмали. Стоит добавить к контуру цвет – и любой из этих листов мог бы стать эскизом авангардного витража, или броши в позднероманском стиле.

- Что более интересно сейчас - скульптура, живопись, мультипликация (ага, "кого больше любишь - маму или папу")?
- Живопись.

Над спящим городом царит ночной кот - носатый кот с надменным взглядом и недовольным человеческим ротиком. Уши и хвост покрыты тонким орнаментом – как браслеты на танцовщице Климта, или рисунки на глиняной копилке.
Парочка на велосипеде, катит по самой кромке ночного мира, вокруг небо в прочерках падающих звёзд.
Ангелы с пёстрыми крыльями торжественно несут пирог с множеством свечей через чёрно-лиловое небо.
В живопись Лапин может шагнуть по любому из своих графических путей. Есть картины с прозрачным миром, проступающим сквозь прозрачные фигуры. В этих почти монохромных полумиражах, плотность обретает то один, то другой предмет: флаги на едва видимом, словно выросшем из перистого облака корабле, глубокие тёмные окна и рыжая кровля ступенчатого города-зиккурата, чей синий нижний ярус растворяется в синем воздухе, карий взгляд и смуглый румянец дамы, сгустившейся из белой ночи. А рядом - живопись звучным, пламенеющим цветом – витражным, иконным, подчинённая жёсткой, почти орнаментальной линии.

-Как вы сами можете определить стиль своих работ?
-Недавно появилось слово "психофолк",по-моему мне очень соответствует.
Мне очень нравится искусство древних народов (кельты, скандинавы, славяне, австралийцы, индейцы и т.д.), но, поскольку я живу в другом месте и в другое время, я считаю должен их переосмыслить по-своему.

В картинах Лапина всегда много неба. Горизонт низок, как на детских рисунках, и главный герой – сколько бы ног, лап и крыльев у него не было, приобретает величие необыкновенное – ведь он стоит на самом краю земли, подпирая головой небесный свод. Образы максимально стилизованы – крупные головы, бесстрастные лица в обрамлении сложных причёсок, следящие за зрителем длинные «египетские» глаза.
В этих картинах цвет ярок и условен, как условен в рисунках детей, раскрашивающих картину мира так, как вольно им. Или глубоко значим, как в средневековой миниатюре. И описывать их хочется словами автора готического бестиария – «Крылатый зверь, весьма довольный собой» - «ноги сего зверя цвета пламени, чрево – как янтарь, крылья из золота и сапфира, а грива – угольная, и звёзды небесные осыпают её».
В картинах очень много движения – неотвратимого, как шаг ассирийских крылатых быков и необязательного, но возможного – месяц покачает изукрашенными рожками, или из длинной трубки, которую курит невозмутимый небесный змей, поднимется колечко дыма. Впрочем, было бы странно, если бы в картинах художника-аниматора отсутствовало движение.
Много деталей – орнамент, густо заплетающий одежду, звёзды и перья, запутавшиеся в волосах героев, - эти подробности не то чтобы добавляют призрачному миру реальности, но успешно улавливают своей сетью взгляд зрителя.

-Кого можете назвать своими предшественниками? Я у Вас вижу Босха и Брейгеля, германские скульптуры-повозки вижу, африканскую скульптуру…
- У меня очень широкие интересы, мне очень нравится практически всё изобразительное искусство до 14 века.
Из известных художников моими ориентирами являются, наверное Ботичелли, Брейгель (Босха не люблю, хоть и ценю чёрный юмор), Рембрандт, Эль-Греко, Ван Гог, Пикассо, Матисс, Шагал, Пиросмани, Тышлер, Петров-Водкин. Очень люблю народное творчество опять же. Православную икону.

Действительно, здесь проглядывает скорее полнокровный Брейгель, чем желчный Босх. Особенно в скульптуре. Она, по контрасту с прозрачной графикой и живописью, весьма весома. Если бы какой-нибудь безумный режиссёр решил снять псевдоисторический фильм о детстве – не важно - китайского ли императора, мальчика из династии великих Моголов, юного ассирийского принца, обожаемого сына хеттского военачальника – комнату ребёнка надо было бы населить скульптурами Лапина –выгнувшими спину крылатыми и бескрылыми драконами, бесстрастными мечниками и лучниками с круглыми щитами, медноклювыми птицами с глазами из бирюзы. С таким антуражем тратить бюджет на самого наследника режиссёру уже не придётся – зритель сам додумает мальчика в вышитых одеждах, катящего за верёвочку лошадку в бронзовой броне, или упрямо переставляющего по инкрустированному полу солдатиков чуть меньше своего роста…

- Где вы берёте детали для скульптур?
- Хожу по заброшенным деревням и собираю на чердаках домов старые будильники, часы, радиоприёмники и предметы неизвестного назначения. Благородную бронзу собираю на полях сражений второй мировой.

«Солнечная колесница», «Электропаровоз Лапина», «Водолазная рыба» -
скульптуры Лапина, как и его картины, готовы к движению – крутятся колёса тележек и колёсики часовых механизмов, покачивается фонарик на лбу рыбы-удильщика… Это игрушки для детей и взрослых детей, волшебная эклектика, вызывающая смесь средневековья и хай-тека.

- Что может быть следующим шагом?
- Стать суперизвестным художником-миллионером и путешествовать вокруг света, снимая фильм о своём путешествии.
И книжки иллюстрировать.

Хорошее желание. И, вне зависимости от того, сбудется оно или нет, мне очень хочется книги с иллюстрациями Арсения Лапина.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments