_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет (oxanasan) wrote,
_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет
oxanasan

Categories:

Кранах. Черновик введения:

Выкладываю, как обещала, первый кусочек Кранаха - черновик введения (о-очень черновик). В общем - кто хотит просвещаться - лезте под кат.

Работы этого мастера, помеченные его собственным гербом - коронованной фигуркой извивающегося крылатого дракона с кольцом в пасти, входят в коллекции большинства крупных музеев мира. Его имя, созвучное греческому "Кронос" (время – лат.), действительно связано с немалым отрезком времени: почти весь XVI век семья Кранахов создавала официальную саксонскую живопись.
Согласно надписи на портрете, Лукас Кранах Старший, портретист двора саксонских курфюрстов начиная с Фридриха Мудрого, родился в 1472 г.




- автопортрет, включённый в картину "Св. семейство".

Само имя "Кранах" напоминает о месте его рождения - городе Кронахе (Верхняя Франкония, Бамбергская епархия). О первых годах обучения художника известно очень мало. Его первым учителем, вероятно, был отец, посредственный живописец Ганс(Ханс) Малер. Достоверно известно, что в молодости мастер путешествовал по Германии. Вероятно, далее следует сказать, что "во время этой поездки он изучал работы своих предшественников<...>и впитал богатейшее наследие немецкой готической и позднеготической традиции...", но если сопоставить место и время событий и возраст героя, станет понятно, что "путешествие для изучения" - это странствия молодого мастера, а, что вероятнее, подмастерья, имеющего при себе минимальную сумму денег, перемену платья, пергамент, подтверждающий звание, возможно - родительское благословение и несомненно - огромное честолюбие (иначе Кранах не стал бы Кранахом). Вероятно, звание мастера он получил около 1492-93гг, после чего был просто вынужден либо, создавая конкуренцию отцу, прозябать в маленьком городке, либо, отправиться на поиски удачи, присоединяясь(безопасности ради) то к студентам, то к купцам, то к паломникам, зарабатывая деньги подновлением ветхих алтарей и (практически наверняка) - портретами. По мнению Федерико Дзери " раннее творчество Кранаха сформировалось под влиянием ксилиграфий Дюрера", но первые оттиски гравюр Дюрера современны одному из первых известных шедевров Кранаха - картине "Отдых на пути в Египет"(1504г), принадлежащей, несомненно, кисти уже сложившегося мастера.

По неподтвержденным, почти легендарным сведениям, в 1493 году молодой художник принял участие в "паломничестве в Святую землю" в свите герцога Кристофа Баварского. Покинув в 1498 году родной город, в 1500г Кранах оказался в Вене, где в течении пяти лет его искусство развивалось под воздействием венского гуманистического кружка. От "венского периода" Кранаха до нашего времени дошло всего несколько полотен, среди которых "Голгофа" (ок.1500 г. Вена, Художественно-исторический музей), "Распятие" (1503 г. Ст. Пинакотека, Мюнхен), "Отдых на пути в Египет" (1504 г. Государственный музей, Берлин)


"Отдых на пути в Египет"

и знаменитые портреты ректора Венского университета Иоганна Куспиниана и его жены Анны






(1502-1503 гг., Винтертур, коллекция Рейнгардта).

Общение с венским "содружеством поэтов и математиков" несомненно вдохновляло мастера, но гуманисты, чьи портреты он писал, не отличались богатством, а двор императора Максимилиана - щедростью, и в 1505 году Кранах перебирается в Виттенберг, ко двору саксонского курфюрста Фридриха Мудрого.

Пожалуй, именно выбор места службы является единственным подтверждением "паломничества" Кранаха - Фридрих Саксонский сопровождал своего дядю Кристофа в путешествии в Святую землю, и тогда могло произойти знакомство курфюрста с молодым художником.
Резиденция Фридриха, находившаяся в Виттенберге, была настоящим средоточием изобразительных искусств, и своеобразие стиля Кранаха, его талант и удивительная скорость, с которой он работал, обеспечили ему множество заказов. Круг обязанностей придворного живописца не ограничивался созданием портретов курфюрста, его семьи и приближенных.


портрет саксонского принца



- портрет саксонской принцессы,



- портрет курпринца.

Как истинный универсал эпохи Возрождения, Кранах с одинаковым мастерством пишет картины, режет гравюры, создает эскизы для декоративных тканей, гобеленов, ювелирных украшений и церковной утвари.

Жизнь Художника при дворе отражена сухим языком документов: гербовая грамота, дарующая дворянство в 1508 году; письма и счета, касающиеся путешествия в Нидерланды в 1508-1509 годах; записи в налоговых реестрах, купчие на дома, патент на виноторговлю (1513), аптечная привилегия (1520), приобретение книжной лавки и права на книгопечатание (1525). Упоминающаяся впервые в 1517 году живописная мастерская превращается в отлично работающую мануфактуру, производящую любое заказанное искусство - от алтарных створок до гербовых щитов. Знак дракона, практически вытеснивший с полотен имя Кранаха, не был данью тщеславию высоко взлетевшего простолюдина, а лишь соблюдением профессиональной этики - ставить единоличную подпись на картины мастерской было не принято.

В 1509г. художник дополнил свою, до того преимущественно мужественную, галерею портретов неким изображением "Любезной Анны", вызвавшим целую бурю игривых комментариев в стихах и прозе среди его просвещённых друзей. Это, весьма скандальное для своего времени полотно, не дошло до нас, но в Эрмитаже находится созданная в том же году "Венера" - первая германская Венера, чья смугло-бледная нагота по поэтическому замечанию Вернера Шаде, отмечена "целомудрием нераспустившегося цветка". Около 1512г. Кранах вновь обратился к античному сюжету, создав "Суд Париса" (Вальраф-Рихардс Музей). Примечательно то, что набросок для этой работы был сделан на обороте эскиза "Распятия".

В годы Реформации Виттенберг ненадолго стал национальным идеологическим центром Германии. Именно здесь развернулась деятельность доктора Мартина Лютера, в 1517 году всколыхнувшего всю Германию своими "девяносто пятью тезисами". Бурные времена Реформации принесли Кранаху дружбу с Мартином Лютером, которого он принимал у себя в доме



портрет отца Лютера

изменение религиозных мировоззрений и новые заказы: как приверженец Реформации он выполняет заказы Лютера, а как дисциплинированный придворный художник, пишет многочисленные портреты его противника кардинала Альбрехта



- "Распятие с кардиналом Альбрехтом"). Подобная лояльность вызывает немалые нарекания у современных исследователей, но, по-видимому, совершенно не смущала ни Лютера, ни кардинала.

Последовавшая за Реформацией секуляризация искусства лишила мастерскую Кранаха заказов на многофигурные алтарные композиции, но освободившуюся нишу немедленно заполнили мадонны - культ Святой Девы невозможно было истребить никакими реформами.
Множество кротких светловолосых матерей, вышедших из мастерской Кранаха, населяют музеи мира. Две из них находятся в российских коллекциях: сильно обрезанная справа "Мадонна в винограднике" (ок. 1525-30 гг.) в музее изобразительных искусств им. Пушкина



и "Мадонна с младенцем под яблоней" (ок. 1525-3О гг.) в Эрмитаже.

Двадцатые годы - самые бурные в истории Германии XVI века, годы метания между католической и протестантской церковью, кровавых крестьянских и рыцарских восстаний и еще более кровавых их усмирений; утраты целостности государства отражены лишь в лютеранских гравюрах, производимых мастерской Кранаха, и практически не затронули его живопись. Сюжетом для нескольких его произведений послужила судьба Лукреции, но целью их было скорее продемонстрировать полуобнаженное тело изящно и безмятежно закалывающейся римлянки, нежели внушить зрителю республиканские идеи.

Кажущаяся отстраненность творчества Кранаха от реальной жизни не имеет ничего общего с надморальным взглядом Леонардо, аналогией, скорее, будет Гойя до периода Капричос, создатель чудного мира, сшитого из парчи и атласа.
Из парчи, атласа, меха, жемчуга и пышных перьев возникает мир придворного портрета Кранаха, одновременно праздничный и строгий, мир официальных браков, официальных пиров и официальных охот. Кисть мастера не скрывает недостатков, но выгодно оттеняет любое достоинство, даря величественность мужчинам и манерную прелесть женщинам.
Для украшения этого мира Кранах расписывает ткани и доспехи, создает эскизы посуды и гобеленов, иллюстрирует книги и пишет мифологические сюжеты: "Суд Париса" и "Серебряный век", Венера с Амуром и без него



"Венера с Амуром"

грации и дремлющие нимфы - мастер вновь и вновь пишет прихотливо изогнутые, сохраняющие "ощущение" корсета, порой увенчанные модными шляпками нагие фигуры. Эти Дианы и нимфы далеки от своих итальянских сестер. Их "античная" обнаженность имеет хрупкие "готические" пропорции современниц художника, они - святые Сусанны и Доротеи, растерявшие в лесах свои одежды и получившие взамен томный и тёмный, опасный взгляд из-под опущенных век. Эти восхитительно двойственные фигуры - ни женщины, ни девочки - кажуться одновременно невинными и порочными.<...> Эти образы не соответствуют идеалам Ренессанса - ни христианским, ни языческим - они обладают собственным очарованием, вероятно, именно благодаря своей двойственности и эффекту анахронизма.
Его отношение к библейским сюжетам надморально - с одинаковым восхищением он пишет и пожертвовавшую собой Юдифь, и коварную Саломею, выгодно используя контраст обольстительного лица женщины и застывшей гримасы мертвой головы.

Врезка:
Кстати, к легенде о том, что в качестве натуры для мёртвой головы Кранах брал портрет своего воспитанника, наследника курфюрста. Вот Иоанн:


Сравните с головой в любой из Юдифей или Соломей, вот хоть с этой:



Ну, оба бородатые, но принц в два раза толще. Поводом для возникновения легенды послужили слухи о влюблённости художника в невесту, а после жену принца, принцессу Сибиллу Клевскую, лицо которой повторяется во многих его картинах:



Сибилла в подвенечном наряде

На это скажу я вам, друзья мои, что помимо этой принцессы, была и другая Сибилла - фон Саксе (строго говоря, принцесс было ТРИ): Сибилла, Сидония, и... потом вспомню. О! Эмилии фон Саксе. И в некоторых картинах Кранаха возникает образ не одной, а трёх юных кошачьелисьих мордах. Так что тут любовь не к персоне, а ко всей  фамилии. Примерно, так:



"Св. Агнесса, Доротея и Кунигунда".
А вот, собственно, просто портрет трёх девиц фон Саксе сразу:





Нравоучительные по сюжету, но кокетливо-обольстительные по сути, эти картины составляют основную продукцию мастерской Кранаха в 20-30 годы, играя роль своеобразных "модных картинок" - костюмы и головные уборы героинь чутко отражали новые веяния. Впрочем, две детали оставались неизменными лицо дамы, повторяющееся в большинстве поздних полотен Кранаха, и лицо жертвы, низведенное до ранга антуража настолько, что для жестокого Олоферна и святого Иоанна использовался один и тот же образец.



"Юдифь".

К категории "модных картинок" вероятно можно отнести и "Портрет молодой женщины", находящийся в Эрмитаже, хотя и лишенный мифологического подтекста, но одновременно слишком анонимный для парадного портрета.
Созданный Кранахом специфический "канон женской красоты" не только продолжался в творчестве Лукаса Младшего, но встречался у баварских и швабских художников и даже у Ганса Бальдунга Грина. Случались и прямые цитаты - несколько "кукольных" Саломей в 30-е годы создал Михаэль Остендорфер.

Идентификация полотен, вышедших из мастерской Кранаха в 30-е - 40-е годы довольно сложна. Мастер внимательно следил за работой учеников и "обладал превосходным даром несколькими последними мазками преобразить написанные ими картины в работы, подобные его собственным". Для облегчения тиражирования особенно популярных сюжетов Кранах предельно упрощает технику, компенсируя отсутствие реальных наблюдений возрастающей декоративностью. Подобное было бы невозможно для художника, воспринявшего не только сюжетные, но и живописные находки Ренессанса, но легко удавалось Кранаху, перенесшему локальные цвета и изысканную линию пламенеющей готики в холодный маньеризм.
Ещё одним продуктом мастерской Кранаха, неизменно пользующимся спросом, были изображения "неравных пар" - старики с кокетками и молодящиеся старухи с крепкими парнями: мастерская Кранаха "Неравная пара":



и ещё:


В последние годы жизни фантастически долгое везение начинает изменять Кранаху: умирает его сын Ханс, устоявшийся порядок виттенбергского быта нарушает война. Подобно королю Лиру, старый Кранах передает созданное им "государство" сыну и совершает поступок восхитительно нелогичный для бюргера и лютеранина: в лучших традициях вассалитета добровольно присоединяется в плену к своему покровителю, Иоганну-Фридриху. По освобождении он поселяется в Веймаре, где и умирает в 1553 году.

Отношение к нему современников великолепно отражают следующие строки некролога: "Все немцы остаются позади тебя; итальянцы, вообще столь тщеславные, протягивают тебе руку; французы приветствуют тебя как своего мастера".

Долгая и блестящая жизнь Кранаха напоминает (в миниатюрном виттенбергском масштабе) жизнь звезды следующего века - Рубенса: придворный художник, порой дипломат, камердинер и, вероятно, друг своего господина; богатейший гражданин, а на протяжении нескольких лет и бургомистр города; счастливый отец, чьи дети продолжили его дело; владелец не просто мастерской - маленькой империи, населивший своими творениями каждый замок своей страны, и не только своей - сохранилось письмо французской королевы, готовой обменять священную реликвию "на несколько картинок вашего Кранаха". Он не узнал унизительной нищеты Рембрандта и неприкаянности Леонардо, и даже пленение его было почетным - принявший добровольный плен мастера император Карл Пятый не расставался с портретом написанным с него Кранахом.

Почитаемый при жизни "превыше всех ныне здравствующих художников, включая Дюрера", он и после смерти сохранил свою, хоть и несколько потускневшую славу, пропустив вперед лишь Дюрера и Гольбейна.

Современная критика относится к мастеру не столь благосклонно, ставя ему (как и Рубенсу) в вину то, что для его клиентов являлось несомненным достоинством - удивительную скорость работы, лояльность по отношению к пожеланиям заказчика и готовность в любой момент повторить любой популярный сюжет. Для ряда искусствоведов Кранах -художник заканчивается после отъезда из Вены, превращаясь в ремесленника «обязанного дальнейшим распространением своей славы дружбой с Мартином Лютером».

Почти демонстративное невнимание к Кранаху русских авторов удивительно, учитывая "наличие по меньшей мере восьми собственноручных произведений художника и примерно пятнадцати работ его мастерской, школы, круга в русских, а затем советских собраниях".(В это количество, указанное М.Я.Либманом не входят картины вывезенные из Германии и ныне экспонирующиеся в ГМии им. Пушкина). В 1933 году вышла монография Н.Гершезона, в 1957г. книга Г.Н.Губинашвили "Лука Кранах.Его жизнь и творчество", а в 1973 -- альбом, вступительную статью к которому написал А.Н. Немилов. Интересны атрибуции произведений Кранаха, сделанные М.Я. Либманом.
Многочисленная зарубежная литература в массе своей, к сожалению, не переведена. Счастливое исключение составляет подробная, снабженная ссылками на документы и чрезвычайно эмоциональная работа Вернера Шаде, тщательно изучившего коллекции музеев и архивные материалы, воссоздающая путь мастерской Кранаха на протяжении XVI века, и альбом, посвящённый картине "Суд Париса" (проект Федерико Дзери "100 великих картин").
Tags: искусство, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments