_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет (oxanasan) wrote,
_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет
oxanasan

Category:

Мемлинга заказывали?

Итак, Ханс Мемлинг.

Современные биографы считают, что Мемлинг Ганс (Ханс) родился в Зелингенштадте близ Франкфурта-на-Майне, примерно между 1433 и 1440 годами. Вероятно, имя его произошло от названия деревушки Мемлинген. Предположительно, учился в Кёльне, а затем, возможно при переходе из учеников в подмастерья, или позже - во время обязательного для подмастерий бродяжничества, оказался в Брюсселе. Там его наставником стал придворный художник Филиппа Доброго, великий Рогир ван дер Вейден. В 1465 Мемлинг поселился в Брюгге, где через два года вступил в местную гильдию художников. Единственная чёткая дата - день смерти - 11 августа 1494. Примерно шестьдесят лет, неплохо для пятнадцатого века.

Лакуны в его биографии молва заполнила романтикой. В легендах Брюгге Ханс стал прижившимся при монастыре Синт-Янс раненным солдатом. Стоит ли уточнять, что монастырь был женским? Далее, по одной версии, устав от тягот войны, обратился к Богу и провёл остаток дней в писание богоугодных картин, прерываясь лишь на молитву, по другой, влюбился в монахиню, и таки всё равно застрял живописцем при монастыре.



Романтическую версию биографы отметают с негодованием, хотя крупица истины в ней может быть. Конечно, никакой "просто солдат" от одного божественного прозрения так писать как Мемлинг не смог бы. Тем более, что в стиле Мемлинга, под полировкой ван дер Вейдена, явственно просматривается немецкая школа. Но оказаться среди солдат художник-недоучка мог вполне, вербовщики особо не разбирали. А, хлебнув весёлого солдатского быта, вполне мог и дезертировать, вернувшись к живописи. Тем более, что (если судить по картинам) для войны Ханс был мало приспособлен.

В Брюсселе Мемлинг успел застать последние годы ван дер Вейдена и, по мнению некоторых биографов, практически руководил мастерской вместо старого художника. Сомнительно мне это по двум причинам: 1) звание мастера Ханс получил уже после смерти учителя, в Брюгге. Вот мало верю я, чтобы при жёсткости цеховых правил какой-то пришлый подмастерья прям-таки заправлял мастерской известнейшего художника.
2) Практически сразу после смерти Рогира Мемлинг перебрался в Брюгге. Что, имей он в Брюсселе реальное влияние, было бессмысленно. Полагаю, что даже на исходе жизни Рогир вёл более чем одного ученика, и Мемлинг не решил конкурировать с местными.

А теперь имеет смысл посмотреть на них в сравнении. Единства стиля налицо, но кричать: "да он, плагиатор, всё у Рогира и попёр!" не надо. Для того времени это не воровство, а почтительное заимствование.
Итак, Рогир:


Портрет молодой дамы.

Мемлинг:



Молодая дама (портреты донаторов)

Рогир, мужской портет:



Мемлинг, портет юноши:



Невооружённым глазом видно, что ван дер Вейден более архаичен. В его работах главенствует рисунок - жёсткая, отлично найденная линия при достаточно условной светотеневой моделировке. Впрочем и этой приблизительной светотени хватает, чтобы сделать его героев объёмными почти скульптурно. Цвет у ван дер Вейдена, как у большинства алтарных мастеров, звучный и открытый, даже в портретах. Одежда, украшения, головные уборы, порой даже волосы, часто (при всей искуссности письма) кажутся неотъемлемыми частями фигуры, подобно одежде деревянных статуй.
В портретах Рогир подчёркивает и даже утрирует индивидуальные черты, но в алтарных композициях (если не пишет библейского персонажа с исторического лица) использует всего несколько основных типов для мужских лиц, а для женских, я бы сказала, и вовсе один - молодую и "подстаренную" версию.

Мемлинг, сохраняющий ту же жёсткость контуров в алтарных композициях, в портретах гораздо живее и бережнее, хотя цвет у него тоже весьма условный. Он заимствует у учителя позы, композиции групп, строение лиц, колорит, но его герои не наделены силой - не дерево, но воск, готовый таять. Сдержанный пафос Рогира у Мемлинга превращается в отстранённую мечтательность. Безмятежность - общее ощущение от его картин, что бы на них не происходило, благовещение или избиение младенцев.

Рогир, "Снятие с креста":




Мемлинг, "Иоанн и женщины" (фрагмент):




Переехав в Брюгге, Мемлинг действовал строго по правилам игры цеха св. Луки - женился, поднакопил денег и обзавёлся домом (либо взял в жёны девушку из хужожественной же семьи, имевшую и приданое и связи). В пользу этого говорит весьма короткий срок от переезда до вступления в гильдию. А далее никакой романтики - благополучная жизнь бюргера, трое сыновей, множество заказчиков, работы на вывоз и для Брюгге, в том числе и эскизы декорация для городских мистерий, покровительство Карла Смелого, собственный каменный дом на хорошей улице, почтение горожан и, само собой, со временем могила на отличном месте. Ничего интересного. Кроме работ.

Одним из первых заказов, полученных в Брюгге, был "Страшный суд"




242х180,8/90 см. Поморский музей. Гданьск

То, что художник, едва получивший звание мастера, отхватил такой богатый заказ, много говорит о репутации Мемлинга. Заказчиком выступал директор банка Медичи в Брюгге флорентиец Анджело Тони, а во Флоренции и со своими художниками всё прекрасно было. Так что если уж человек собирался отправлять самовар в Тулу картину фламандского мастера в Италию, значит надеялся Италию удивить.

Впрочем, стоит заметить, что до Флоренции картина так и не добралась и вообще хорошо, что не потонула.

Несомненно, в этой работе много от "Страшного суда" ван дер Вейдена



(фрагмент)
(а в том, в свою очередь, много от Гентского алтаря ван Эйка).

В отличии от ван дер Вейдена Мемлинг одел своего архангела Михаила в латы и (раз уж латы) помимо весов для взвешивания душ праведных и грешных выдал ему посох для пронзания очередной грешной души. Грозности это архангелу особой не добавило - выглядит он всё равно как танцор на напряжённо тонких, облитым металлом ножках. На мой взгляд, Михаил Рогира, при всех белых одеждах, куда суровей будет.
В целом же мастер отлично выстроил многофигурную композицию и вдоволь оттянулся на работе с мелочами. В работе с деталями Мемлинг, как и большинство северных художников, меры не знал. Или (как пенял всем фламандским мастерам Микелянджело, не мог выбрать главного). Лицо архангела его интересует ничуть не меньше, чем лепестки лилий возле божьего престола, а те прописаны столь же тщательно, как и пятка любого из грешников, направляюшегося в геенну. И лично мне эта любовь к деталям весьма драгоценна.

Кстати, грешники:




Поэтому у меня любимейшее из творений Мемлинга - рака святой Урсулы, созданная для Кёльнского собора, на коей он изобразил жизненный путь святой от расставания с отцом до мученической кончины. Хотя, конечно, всех её спутниц (коих было по разным версиям, от 20 до 40 тысяч) роспись не вместила:



Даже если бы от Мемлинга сохранился только этот ковчег - было бы достаточно.

Смотрим детали:



И ещё:



Большинству современных художников (получившему куда более масштабное образование, чем Мемлинг) после этих миниатюр хочется сурово цитировать Дивова: - Осознал? соси бензин.
Исключительно.

Ну и ещё картинок:

"Поклонение волхвов"

У Рогира драно здорово. Но всё равно прекрасно.

"Мистическое обручение св. Екатерины"


"Усекновение головы Иоанна Крестителя"


"Музицирующие ангелы" (фрагмент)


"Адам и Ева"


Ну и цветочки (деталь).


А вот так у него мог выглядеть дальний план. Очень дальний:


"Апокалипсис" (фрагмент)

Tags: искусство, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments