_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет (oxanasan) wrote,
_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет
oxanasan

Category:

Ещё кусочек Кранаха:

Пока связности в тексте не ищите - выдавать буду хаотично - что пишется. Этот кусок, вероятно, станет началом главы "Венеры и Евы" (у Кранаха ВСЁ во множественном числе). Кому любопытен текст - ныряйте под кат.
Первая обнаженная не-Ева немецкого Ренессанса вышла из-под кисти еще молодого Кранаха в 1509 году:



Известно, что нагой Венере предшествовал утраченный портрет возлюбленной Кранаха "Любезной Анны" - судя по игривым комментариям современников ("я - Прекрасная Анна, созданная Кранахом, и моё имя каждый может вертеть так и эдак, как и моё тело"), весьма откровенный. Подобные картины, уже привычные для Италии, были новостью для Нидерландов (хотя сохранилась "Купальщица", созданная Хансом Мемлингом и описания "обнаженных" кисти Яна Ван Эйка и Рогира Ван дер Вейдена), и почти шоком для Германии. Произведения Ван дер Вейдена и Мемлинга, визуально балансируя на грани бытописания и эротики, формально оставались религиозными, иллюстрируя сюжеты Ветхого Завета (купание Сусанны, туалет Вирсавия), Кранах, подобно итальянцам, обратился к античному мифу, не требующему оправданий наготы героини. Мастер "изобразил богиню "в рост", приблизив к зрителю так, будто перед ним алтарный образ прародительницы Евы или некой святой с Купидоном в роли ангела". Несомненно, "толчком" для Кранаха, послужило "Грехопадение"(парные картины "Адам" и "Ева") Альбрехта Дюрера, созданное всего несколькими годами ранее:



"Венера и амур" формально повторяет и дюреровскую композицию, и колорит, абсолютно ново в ней то, что никогда не давалось Великому Альбрехту - ощущение соблазна, завораживающий баланс на краю пропасти. При всём совершенстве абсолютно ренессансной живописи, дюреровская Ева - безмятежная, сияющая, золотисто-персиковая, не более сладка, чем восковой плод под стеклянным колпаком.
Длинноногая и смуглая Венера Кранаха "выложена" на глухой черный фон как драгоценность на бархат. Ощущение безвоздушности, плоскостности фона подчеркивает "приколотый" к нему листок пергамена (этот приём использует Дюрер в "Адаме" и "Еве") и низкий, обрывающийся сразу за ногами героев, горизонт. Богиня стоит на краю мира, земля под её ногами камениста и бесплодна, она не обещает радости - более того, предостерегает: " Всеми силами гони сладострастье. Иначе твоей ослеплённой душой овладеет Венера. "В этом сочетании красоты и опасности весь Кранах - сплав католического воспитания и идей венских гуманистов, готических традиций и веяний Ренессанса.
Созданная в 1509 году "Венера .." не соответствует привычному типу "кранаховской" красавицы - светловолосой, грациозной, хрупкой женщины - русалки. Её тело обладает пропорциями античной скульптуры - широкоплечее и широкобёдрое со сглаженной линией талии, с широко расставленными чашами грудей. "Скульптурна" и поза богини - величественно статичная, чуть оживленная движением отстраняющей Амура руки и слабым, усталым наклоном маленькой головы. В демонстративной "античности" фигуры богини чувствуется влияние итальянских мастеров.
Возможно, Кранах мог использовал в работе набросок или гравюру с античного произведения - подобная компилятивность объяснила бы некоторую неуклюжесть соединения плеч и шеи и непропорционально маленькие кисти рук - мраморным дамам редко удавалось сохранить головы и руки при варварских методах ведения раскопок.
Впрочем, независимо от того мраморной или живой была натура для тела богини, её лицо несомненно имеет реальный прототип - подобное круглое, смуглое, большеглазое лицо возникает в нескольких работах, созданных до 1520-го года. В частности, этими чертами наделены "Саломея в мехах" (ок.1510г. Лиссабон) и некоторые ранние Мадонны, (утраченная вроцлавская "Мадонна под елью"). Возможно, в этих картинах запечатлены черты уже упомянутой "любезной Анны". В поклонении художника определённому типу красоты, которое А.И.Немилов сравнивает со служением рыцаря даме(4), нет ничего необычного - лицо возлюбленной Лоренцо Великолепного держало в плену Боттичелли даже после смерти оригинала, необычна резкая смена пристрастий Кранаха - за волооким прототипом Венеры следует терпко-некрасивая Катарина фон Бора, её сменяет юная принцесса Сибилла с высокоскулым лицом сиамской кошки.
Поздние Евы и Венеры Кранаха - бесконечно повторяющийся образ лёгкой длинноногой девочки-хищницы - лисицы, кошки, куницы с золотистым мехом:



"Грехопадение"



"Суд Париса"

Федерико Дзери пишет, что разница между кранаховскими Венерами и Евами заключается лишь в названии. Действительно - в поздних произведениях героини различаются лишь атрибутикой (причём, действительно убедительной "атрибутикой" для Евы становятся либо Змий, либо... Адам, так как яблоко, благодаря мифу о суде Париса, принадлежит Венере не менее, чем Еве).
Tags: искусство, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments