_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет (oxanasan) wrote,
_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет
oxanasan

Category:

Диего Веласкес



Итак, дон Диего-Родригес-Веласкес-де-Сильва (1599-1660),место рождения - Севилья, день рождения неизвестен, потому как кому оно было надо, а дата крещения - 6 июня.
Как вы можете заметить - "дон", а значит - дворянин, хотя небогатых дворян в Испании было как в Бразилии Педро, зато гонор у них был примерно, как у грузинских князей (которых тоже дофига). Впрочем, наша Мария Дмитриева, написавшая сильно охудожествленную биографию Веласкеса "Рыцарь без меча", вывела его происхождение прямо от того Веласкеса, с которым ходил в Новый Свет Кортес, и полкниги именует художника грандом. Ну так фиг вам, не тот это Веласкес, и не всё то гранд, что дон. Зато рядом с дворянством в происхождении Веласкеса есть забавная заковыка - часть биографов утверждает, что предки его по отцу были португальскими "марранами" - крещёными евреями (которых Дмитриева временами путает с морисками - крещёными мусульманами). Ничего особо странного в этом нет, в Португалии с гонениями на евреев было чуть легче, а выкрестов (в отличии от Испании) трогали и вовсе мало. А как у маррана вышло стать дворянином? Тут имеется вторая версия - по женской линии, то есть, взять в жёны барышню из дворян, последнюю - и вот неприятность - женскую ветвь угасающего рода и присоединить её имя к своему. Пустячок, но в свете дальнейшей карьеры Веласкеса данный нюанс выглядит довольно занятно.

Отец прочил сыну карьеру юриста или литератора (что не зазорно было и для дворянина), но, как пишут биографы: "заметив у сына тягу к изобразительному искусству" (что, применительно к десятилетнему пацану, я думаю, означает "рисовал где попало, чем попало, на чём попало и довольно неплохо"), отдал его в ученики к живописцу Франциско Эррере (Старшему).

Хорошо, конечно, что отдал, но педагога можно было бы поискать и другого, потому как у Эрреры было лучше учиться как-нибудь без личного контакта. Ибо "солнце живописи"(так назвал его Лопа де Вега) характер имел отвратительный и для учеников был бичом божьим. Веласкеса в его мастерской хватило на год. Если верить той же Дмитриевой, этот год мальчишка уже пишет картины и получает от учителя нагоняй за неспособность придумать новый сюжет. Это, извините, туфта. Чему за год можно научиться с нуля? Растирать краски, грунтовать дерево и холст - немногому, в общем. И рисовать в любую свободную минуту.

А вот чуть-чуть творчества Эрреры для примера:
Эррера (старший) "Св. Бонавентура вступает в францисканский орден""



"Исцеление ребёнка св. Бонавентурой"



Я бы сказала, что за единственный год обучение мальчишка подсмотрел у Эрреры всё ценное, что тот мог предложить - неплохую лепку формы, свободную, чуть грубоватую манеру письма, тягу к некоторому артистическому хулиганству. А вот с композицией у "солнца живописи" было не очень.


Полагаю, что следующего учителя - Франциско Пачеко - опять таки выбрал папа, вряд ли 11-летний пацан мог сам решить, к кому сваливать. Но выбор был неплох.
Найти работы Пачеко сложновато, показываю один портрет:



Хорошая, крепкая, качественная работа.
Собственно, Пачеко и был крепким середняком, один из мастеров, которых много в каждом веке, но - середняком с идеями. В его доме бывали: Сервантес (тот самый), археолог Родриго Каро, историк Ариас Монтано, теоретик искусства Пабло де Сеспедес. Впрочем, и сам Пачеко не чужд был искусствоведению - написал книгу "Искусство живописи", высказывая в ней мысли полезные, а для статичной Испании довольно смелые: "Мне кажется, что одетый манекен, как мертвая природа, не может заменить живой натуры, которую я и предпочитаю, и если бы мог иметь ее всегда и во всякое время не только для изображения голов, обнаженных тел, рук, ног, но также и для правильного изображения складок сукна и шелка и всего остального, то было бы весьма хорошо". Знания Пачеко были настолько признаны, что в 1618 инквизиция предложила ему должность "цензора по вопросам искусства", а это, ребята, серьёзно.

Похоже, именно благодаря призывам учителя к "рисованию с натуры" появились ранние работы Веласкеса - так называемые "бодегонес" ("харчевня") - сценки из жизни простолюдинов. По-крайней мере, эти натурщики обходились недорого. К тому же в "бодегонес", за счёт скверного освещения, можно было поиграть в контрасты в духе Караваджо(творчество которого Пачеко ставил превыше других).
Так тихо-мирно рисуя темноватые кабацкие сценки (с неизменным суровым испанским натюрмортом на переднем плане - пара яиц, кувшин вина, хлеб да сыр какой-нибудь) он закончил ученичество, получил звание мастера и, практически сразу за этим женился на единственной дочери учителя - Хуане. Вскоре после вступление в гильдию у него появился первый собственный ученик. Уже неплохо.
Вот, кстати, одна из картин-бодегонес, написанная уже Веласкесом-мастером - "Кухарка, жарящая яйца" (1618 г) - помнится, в китчен-нахе спорили - она таки яйца жарит или варит? Но не суть.



На мой взгляд, это пока ещё не Веласкес, а вовсю Пачеко - глухой безвоздушный фон, чеканный рисунок, караваджистская тяга к резким контрастам света и тени, и при всей точности изображения жеста, изображение движения отсутствует. Мне вспоминается действие заклятья в "Спящей красавице" - "...заснул огонь в очаге..."

Как вы понимаете, художник того времени без картин "о божественном" невозможен. Так что вот написанный в том же 1618 "Христос в доме Марии и Марфы":



Собственно говоря, это тоже "бодегонес", к которой насильственно, картинкой в окне кухни прицеплен божественный сюжет.
На первый взгляд, послабее "Кухарки" будет? Композиция едет, движение по-прежнему стоит, моделирование тенями жёсткое, сценка в окне написана небрежно до вранья пропорций, перспектива стола вывернута... ну, дофига огрехов. в целом - но здесь уже прорастает взрослый Веласкес - с игрой с композицией в композиции - в окне ли, в зеркале ли, с пока ещё робкой попыткой передачи воздуха, с поисками своего серебряного колорита.

Почти четыре года художник набивает руку на жанровых сценках и портретах, прежде чем попытаться продать себя в столице. Как раз недавно скончался король Филипп III, а смена короля сулит большую ротацию придворных кадров. Представить свои картины молодому королю ему не удалось, но получилось написать портрет довольно известного поэта Луиса де Гонгоры. Вот этот, предположительно:



Физиономия у поэта, конечно, желчная, но - сравните хотя бы с портретом работы Пачеко - насколько легче даны тени, насколько менее графично и более живописно вылеплено лицо.

Портрет этот за год посмотрела масса полезного народа, включая нового (я же говорю - ротация) первого министра, герцога де Оливароса, который на удачу был земляком Веласкеса и знакомым Пачеко, и через год, в 1623 году, художник получил аудиенцию у короля, заказ на портрет (не сохранился) и, по написанию - (ощущаете масштаб везенья) предложение стать придворным живописцем. В 24 года.
Как вы понимаете, он не отказался.

А дальше начинается чистая сказка - Филипп IV, король испанский - король страны с невероятно жёстко установленами правилами приличий снисходит не просто до общения, а до практически дружбы с художником. То есть, с небогатым дворянином, который и своё хилое, по матери, дворянство в красках вывалял (ибо, если писать пьесы считалось делом высоким, то живопись уже являлась вполне себе работой, и заниматься ею не для развлечения, а для заработка дворянину было зазорно). Устраивает ему мастерскую в своих покоях, имеет от неё ключ, чтобы во всякое время приходить и смотреть, как работает художник.

Ну и давайте уже познакомимся с его величеством:



Это портрет 1628 года, Веласкесу 29, королю - 23. То есть (несложно посчитали) во время их знакомства ему было 18. Так что не как пишут биографы "удивительна эта дружба великого короля с простым живописцем", а юноша-король, нашедший чуть более старшего друга. Ну, художника - бывает.
А теперь про портрет - чтобы понять скачок, который совершает в испанской живописи Веласкес, показываю портрет гранда (и, похоже, родственника короля) дона Диего де Вальмайора работы Пантохи де ла Круса (и поза сходна и доспех похож)- всего за какие-то лет двадцать до портрета короля работы Веласкеса. А ощущение, что за сто.



Что называется, почувствуйте разницу (это притом, что к де ла Крусу я отношусь с огромным почтением).
Картина Веласкеса - торжествующее барокко на марше - широкий, свободный мазок, звучные краски, умения передать материал - металл ли это, ткань ли, кожа, не "вылизывая" поверхность. Но, я не зря уточняю, что это скачок именно для испанской живописи - не напоминает ли вам эта манера кого-то ещё? Подсказка - ровно в том же 28 году в Испанию прибыл художник и дипломат Питер Пауль Рубенс. Я понимаю, что для большинства Рубенс - это дамы с большими жопами, но портретист-то роскошный. И главное - обладающий совершенно несвойственной испанским мастера лёгкой, летящей манерой письма.
Судя по всему именно с лёгкой руки Рубенса написан "Вакх" - сюжет для Испании новый:



Что мы видим? Правильно, опять сценку бодегонес, разбавленную мифологией.
Жёсткие, тёмные лица типичных испанских крестьян забавно сочетаются с пухлым, белокожим Вакхом караваджистского толка.

Вероятно, именно Рубенс посоветовал Веласкесу поездку в Италию - расширения кругозора ради. С одной стороны - в королевских коллекциях было довольно много и оригиналов и копий с итальянцев, но одно дело - смотреть их в погребном освещении Эскориала, а совсем другое - на месте создания. Одним словом, король дал добро и денег на дорогу, и Веласкес, побросив жену, убыл на полтора года в Италию - копировать Тициана и Рафаэля. Что, несомненно, пощло его кисти на пользу. Особенно Тициан.
Вот, скажем, "охотничьи" портреты Филиппа и его жены Изабеллы (покажу только Изабеллу) - несомненно навеяны Тициановским портретом Карла V (который, впрочем, Веласкес видел в Мадриде) - с его серебристым пейзажем:



Итак, что мы имеем - рисунок по прежнему чеканный, детали выписаны дотошно, но уже возникает знаменитое жемчужное мерцание, сближающее и объединяющее цвета.

Ну и, чтобы два раза не вставать - портрет первенца короля - инфанта Бальтазара в охотничьем костюме:



С детьми Филиппу везло не слишком - красавица Изабелла, дочь Генриха IV (того самого, что решил, что Париж стоит мессы) родила ему восемь детей, но до совершеннолетия дожила лишь Мария-Терезия, ставшая женой Людовика XIV.
Но к Марию-Терезию я покажу позже, а сейчас имеет смысл сравнить, скажем, "Старуху" и вот этого милого принца. Лично я, не зная, что это работы одного художника, никогда их одной руке не приписала бы - ушла жёсткость письма, контрастность теней, избыточные детали, радикально высветлилась палитра, нашлась любимая гамма, с изобилием всё объединяющих оливковых, серых, коричневых оттенков, живопись из корпусной стала валёрной (с наложением прозрачных слоёв), кисть приобрела лёгкость, испанцам того времени несвойственную. Я бы сказала, что ближе всего Веласкесу этого периода стоит художник, работы которого он вряд ли видел - Франс Хальс - только он из современников дошёл до вольности письма практически импрессионистской.


Франс Хальс "Портрет кавалера"

Или вот этот, ещё более показательный детский портрет:



Но у Хальса, в отличии от Веласкеса, буйность кисти подкреплялась буйностью нрава.

Причём, заметьте, меняя собственный стиль письма, Веласкес потихоньку дрессировал вкус двора. Потому что одно дело, когда художник ощущает потребность забить на вылизывание каждой жемчужинки, чеканку доспехов и выписку волосков, а совсем другое, когда его сиятельные клиенты согласны это проглатывать. Тому же Хальсу или Рембрандту удержать интерес на себе надолго не удалось. Особенно после девочки с курицей в "Ночном" (если отмыть - "Дневном") дозоре". А Веласкес мог написать "Сдачу Бреды" с лоснящейся лошадиной задницей на переднем плане, и никто не спрашивал его - "а что символизирует сей зад на стороне наших победоносных войск?"

Сдача Бреды. 1635



Ну и фрагмент:


- просто чтобы оценить великолепную небрежность письма.

Вот тут мне вероятно положено показать портреты карликов и рассказать про "глубокое проникновение мастера в душу этих людей, изуродованных физически, но сохранивших..." Вот можно я это блаблабла не буду? Королевских карликов, шутов, уродцев писали и до Веласкеса, портреты эти выставлялись, и вовсе не обязательно были смешны. Вот вам, к примеру, бородатая женщина Магдалена Вентура с мужем и сыном кисти великого Риберы:



Хотя, конечно, подход у дона Диего был своеобычный.

Покажу вам портрет франциско Лезано (1642-45 год) - просто потому, что ещё один отличный образец "серебристого" Веласкеса:



А вот теперь вы меня должны спросить: а когда уже "Менины", потому что по тексту понятно, что развития мастерства дальше не будет. Ну, собственно, скоро и "Менины". Потому как королева Изабелла умерла очередными родами, инфант Бальтасар Карлос, увы, тоже, наследника нет - и пришлось королю Филиппу жениться второй раз - в 42 года на своей племяннице, Марие Анне Австрийской. Приходится признать, что невеста была очень-очень Габсбург. То есть, имела все характерные черты - крупный, вислый нос, круглые, совиные глаза, тяжеловатый подбородок, мясистый рот с выпяченной нижней губой... И придать этому набору очарование не смог даже Веласкес:



Он пишет её исключительно декоративно, механически, зато в полном объёме используя хорошо отработанные приёмы своей новой техники, пишет, так, что перо в причёске живее принцессы - как куклу, как фарфоровую статуэтку, волосы у которой лежат мертвыми геометрическими наплывами из того же фарфора, а полосы и розы платья просто нарисованы на теле...

Вскоре - в той же позе, так же раскинувшей руки по необъятным фижмам, он будет писать её дочь - маленькую Маргариту.

В розовом платье:



Традиционная поза, скучный цвет, скучная работа, ребёнок - тряпичная кукла с фарфоровой головой и мягкими руками-варежками. Здесь она ему совсем неинтересна, возможно Веласкес просто очень устал писать детей, которые с таким завидным постоянством мрут, но ощущение, будто мастер откатился назад, ко временам де ла Круса и при этом утратил всё, кроме быстроты кисти. То есть, в отличии от детских портретов де ла Круса этот даже неинтересно рассматривать.



вот вам для сравнения инфанта де ла Круса.


А дальше начинается преображение.

Ничего говорить не буду, просто покажу немного картинок:

Маргарита в белом с чёрным кружевом:



В жемчужно-белом:



В синем:



В серо-алом:



Большая часть этих портретов осядет в Вене - инфанта предназначена в жёны своему дяде, императору Австрии Леопольду I, и Веласкес ведёт живописную летопись роста невесты.

Ну и, конечно, "Менины"



И ближе:



Очаровательный совёнок.

В "Менинах" Веласкес применил тот же приём, что и в "Христе у Марии и Марфы" - картина в картине. Королевская чета, которую пишет художник, отражается в зеркале, в дверном проёме замер гофмаршал - благодаря рамам они воспринимаются дополнительной парой картин на стенах мастерской, наравне с копиями Рубенса. Действительно живыми выглядят здесь маленькая инфанта, её слуги и художник... Обычно не любящий в портретах лишних деталей, на этот раз он написал непривычно много фона, втащив в композицию изнанку огромного холста на мольберте, стену со шпалерами, высокий затенённый потолок - и заполнив всё это пространство серебрящимся воздухом.

Да, если вдруг кому интересно, как сложилась судьба маленькой инфанты - так себе сложилась. Вышла замуж в 14, с супругом жила вполне согласно, но мечтая родить наследника, устроила гонения на венских евреев (ударив по экономике), потому что считала, что из-за их чар наследник не получается. Была за всё это нелюбима народом и умерла в 21 год.

А вот её более удачливая старшая сестра Мария-Терезия, позже - королева Франции, жена Короля-Солнце:




Ну и чтобы было не так печально о Маргарите - покажу ещё две самых знаменитых картины.
"Пряхи"(1657 год)



Снова картина в картине - в дверном проёме - античный сюжет, спор Афины с пряхой Арахной (который для второй окончится превращением в паука), на переднем плане - современная художнику ковровая мастерская. Эту картину Веласкес писал без предварительного картона, без эскизов, прямо на холсте, что для того времени большая редкость.

Вот вам деталька:



Фейхтвангер в "Гойе" предполагает, что модель для пряхи в белом - с такой дивной гибкой спиной - та же, что для "Венеры". Может и так, хотя исскусствоведы никак не решат - отнести её к году создания "Прях" или лет на восемь-девять раньше, а женщины тогда старились быстро. А, с другой стороны, точную дату её установить невозможно, при жизни Веласкеса о ней лишь ходили слухи. Отчего так? Оттого, что женскую наготу в Испании не писали. Вот вплоть до 19 века так и не писали.



Следующую обнажённую напишет Гойя.

Умер Веласкес в 1660, опять же процитирую биографов, "подорвав здоровье, устраивая празднество бракосочетания инфанты Марии Терезии с с французским королём Людовиком XIV", потому как уже восемь лет был не только придворным художником, но и обер-гофмаршалом - практически, министром церемоний.
Отличная карьера и по тем временам долгая жизнь.
Через восемь дней после мужа умерла его вдова, та самая Хуана, дочь художника Пачеко.

А испанское искусство, как это обычно бывает после всплеска, довольно быстро увязнет в манерном, детальном письме.

А кто скажет, что я не показала ещё кучу картин и не рассказала, как папа римский про свой портрет сказал "Слишком правдиво". но золотой медальончик мастеру таки подарил - гугль вам в помощь, ищите и обрящете, моя работа не нафаршировать, а заинтересовать.

Tags: искусство, сокровища, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →