_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет (oxanasan) wrote,
_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет
oxanasan

Category:

Нидерланды, 16 век.

Пару дней назад я хвасталась дискуссией в комментах про "откуда взялось мастерство малых голландцев 17 века после слабой и проитальяненой живописи 16-го века?"
Если честно - я не считаю, что оно куда-то пропадало. Скорее у нас к следующему периоду несколько завышенные требования. Потому что 16 век идёт за 15-тым (свежая мысль, правда?), а на 15-тый приходится всеобщий пик в европейском искусстве. Италия, само собой возраждается, её я даже показывать не буду - набейте в поиске "Леонардо" или "Рафаэль" и смотрите, смотри-ите...
Но не стоит циклиться на одной Италии, там просто гуще всего, потому что античные источники ближе, из-под земли то и дело вдохновляющий мрамор выкапывают, а теоретики то про перспективу что заманчивое переведут, то про пропорции нароют.
И в иных местах неплохо было. Причём неплохо независимо от того, влезли ли уже художники в Ренессанс или спокойно доедают Готику - именно на стыке этих двух миров и получалось самое интересное.

Вот придворный уровень тогдашней Франции - великолепный Фуке, "Аньес Сорель в облике Богоматери":

Точность миниатюриста, совершенный, безжалостный рисунок, цветовое решение изумительное по отваге. Эта картина абсолютно готична по стилю и совершенное Возрождение по духу.



А вот Испания (много вы, кстати, видели испанской живописи 15 века? а она была) Педро Берругете, "Царь Давид", вторая половина 15 века. Учился он отчасти в Италии, что заметно, но явно у мастеров "старой" школы.


А вот Германия, Стефан Лохнер (по мне слащав чрезмерно), да и на анатомию забивает - посмотрите, каким дивным иксом он герою ноги под одежду втыкает:


Но чтобы не тошнило от избытка сахара - вот такая дама работы Стригеля Бернхарда (конец 15-го):

Светский портрет в (вот оно, начинается тлетворное влияние) итальянском духе. то есть - отчасти на фоне пейзажа. От этого совсем чуть-чуть до моего любимого Кранаха.

Англию не покажу - как раз у них в 15 веке с живописью не айс, до Гольбейна ей ещё жить и жить да и тот привозной.

Но раз дело началось с Нидерландов - то вот они, и не какой-нибудь хорошо известный мастер (ну, надо же посмотреть и средний уровень), а вовсе безымянный теперь "Мастер Марии с девами", самое начало 15-го:
Что видим - локальные цвета, богатую, но совершенно в духе готики работу со складками, ручки-личики фарфоровые. Пейзаж дан намёком, архитектура - символом, и в целом всё очень красивенько и близко к миниатюре.

Кстати, фламандская миниатюра на этот момент ценится больше, чем фламандская живопись.

А вот уже с именем - Робер Кампен - учитель Рогира ван дер Вейдена

- мастер известный.

На всякий случай напоминаю - в этот момент практически во всей Европе, кроме Италии живопись строго религиозная, всякие глупости типа натюрморт, портрет, интерьер, жанр существуют только внутри неё. Но уже вполне готовы вылупиться.
Всё тот же 15 век, но светская живопись уже встаёт на тонкие ножки - тонкие, как у господина Арнольфини на картине великого Яна ван Эйка:

Она очень юная, эта светская живопись, но очень жизнеспособная. И с предметами у художников даже лучше, чем с людьми - они гораздо спокойнее, у них не затекают ноги, не чешется нос, и передача их индивидуальных особенностей им не обидна.
Поэтому сам Арнольфини и супруга весьма недурны, конечно, но портрет зеркала и люстры я считаю шедевром.



И деревянной туфли - тоже:


Особенно учитывая размеры картины - 60Х82 см. Ощущаете, да? Как раз сантиметров 8 на зеркало придётся.
Про символы, скрытые в этой картине и даже про её сюжет я говорить не хочу - версий масса - от помолвки (платья "беременного" фасона тогда и без всякого живота носили - ради сходства с Девой Марией) до посмертного портрета, но:
1) иногда банан - просто банан ;
2) на тот момент "портретный" канон ещё мало выстроен, по причине, указанной выше - светская живопись в процессе становления.

Говорить я хочу о потрясающей любви к деталям, так свойственной именно фландрским, голландским и немецким мастерам, об умении выстраивать перспективу интуитивно, не имея тех знаний, которые уже открыли для себя итальянские мастера, о восторге перед ярким витражным цветом, об изумительной способности связывать условность и реализм.
Конечно, вся эта прелестная мелочность, хоббитская тяга к мискам и кубкам, фруктам и хлебу, бархату в цветах и гранатовых плодах, треснутым подошвам деревянных башмаков их тормозила, не позволяя отпустить кисть писать вольно, но она же и спасала - от ложной лёгкости, часто приводящей к небрежности.

Ван Эйк - мастер-пик, задающий "планку". Но в нидерландской живописи этого времени контраст между мастером-высокой горой и мастером-просто горой не ошеломляет.
Вот, к примеру ученик ван Эйка - Петрус Кристус, фрагмент картины "Св. Элигий в мастерской". Тоже любит поиграть с зеркалами.


Целиком - вот так:
- понятно, да, каким образом молодожёны могут получить вполне себе семейный портрет и благочестивую картину одновременно?
Да, не ван Эйк, конечно, ученик явно слабее учителя - анатомию подвирает, рисунок упрощает, лица куда менее выразительные. Но всё это мы видим, когда для сравнения есть ван Эйк. Не сравнивать, поставив рядом - так и очень гарна лошичка, потому что общий уровень достаточно близок.

А вот Дирк Боутс - мастер прекрасный, но с ван Эйком, ван дер Вейденом и даже с Мемлингом не сравнить. Жёсткий, графичный, анатомию ломает под удобство, тела под одеждой деревянные, а всё равно хорош. И, опять таки - смотрите на детали, хоть он на них и не слишком щедр - на пуговицы, на стекло, на точный этот блик на ноже. Натюрморт как жанр ещё не существует, но этот мастер уже вполне готов писать натюрморты, гораздо более реалистичные, чем портреты.



Или вот Гертген тот синт Янс. Анатомические траблы те же, что у Боутса, зато любовь к подробностям огромная - ткани, украшения, деревца, стеклянный шар-ковчежец у чёрного волхва... Знаете, какую вещь больше всего боятся писать дети? Стекло - "как же его рисовать - оно же прозрачное". Зато когда осваивают - как они начинают бравировать, втаскивая блеск куда надо и куда не очень. Подход старых голландцев к мастерству где-то детский - "я научился рисовать стекло, жемчуг и драгоценные камни убедительно и теперь этим выпендриваюсь!"


А вот ещё один несомненный пик - Гуго ван дер Гус -
фрагмент "Алтаря Монфорт" ("Поклонение волхвов") - середина XV века.




Камень и цветы, передний план - ну, понятно, на то он и передний, чтобы писать подробно.

А вот это - дальний, с тем фокусом, который умеют голландцы и немцы - измельчение деталей до зыбкого дрожания, приём. размывающий задний план не хуже, чем "сфумато" Леонардо (но требующий куда больше усилий):



Эта картина всё ещё весьма готична - посмотрите, как много роли в ней играет линия, но больше живописи, или больше воздуха, или больше светотени здесь и не нужно - мастер уже забрал от нового подхода ровно столько, сколько необходимо.

И вот у нас случается тот самый 16 век в котором как бы всё поплохеет.
Ну, для начала с конца 15 по 16 год 16-го века во Фландрии работает Иероним Босх (даже и показывать не буду, сами помните) - мастер, не пытаться подражать которому, если видел его работы, довольно сложно. Копии с Босха увозили из Фландрии в Германию, Испанию, Италию - порядком их осело и на родине.

А вот это уже начало 16-го века, Лука Лейденский.
В том споре мы его поминали, как художника неяркого. По мне, композиции у него весьма неуклюжи, а графика - сильно лучше, и очень хороши некоторые портреты.
Вот этот, к примеру:

Опять таки, хорошее совмещение традиций и находок - вот эта бережная, только светотенью лепка носа и рта.

Квентин Массейс, "Меняла с женой", 1514 год. Всю картину вываливать не буду
и по детали видно, что вещность мира ничуть не пострадала и писать как 80 лет назад не разучились, что опять же ожидаемо - предположительно учителем Массейса был Боутс:



А вот этому Боутс его не учил:

То есть, от несуществующего сто лет назад как жанр портрета художники уже прибежали к шаржу. Кстати, эта дама вдохновила иллюстраторов "Алисы". Герцогиню помните?

А вот его современник Ян Госсард, насмотревшийся на итальянцев до влияния заметного:

тут, как видите, пытаемся совмещать отечественное и привозное.

А дальше всерьёз начинает ломать руку под новый стиль и со страшной силой пытаемся стать итальянцем:


А вот тут показываем, что "позолота сотрётся - свиная кожа останется" и старую школу в себе придушить не так просто:


А вот совсем иначе - Баренд ван Орлей, ближе к середине 16-го, "Отдых на пути в Египет":

Здесь иной источник вдохновения, я бы это назвала "гуляли мы где-то возле Кранаха".

Или вот Дирк Якобс, 30-е годы 16 века:

Совсем не похоже на "Ночной дозор"?
Тем ни менее, именно так начинались портреты стрелков.

Пролистываем ещё раз и думаем - сильно ли присела живопись в первой половине века? По мне так нет. Просто она наконец-то становится разной - очень много нового, сваливаясь в отдельные котелки Нидерландский провинций, меняют вкус наваристой, но доселе довольно одинаковой похлёбки.

Про искусство поговорили - начинаем про войну:

Так как, прошу заметить, окружающий это искусство мир сильно неспокоен - недовольство нидерландских провинций в 1566 году вылилось в иконоборчество, от которого суммарно пострадало 5500 церквей и монастырей. Потому что искусство искусством, а легализацию кальвинизма вынь да положь. Под горячую руку поломали и пожгли немало работ великих мастеров. А потом нагрянул герцог Альба, чтобы всем дать по сусалам. А потом гёзы дали по сусалам Альбе - и так несколько лет с переменным успехом. Но рисовать во всём этом бардаке художники не прекращают. И самый яркий пример - великий Брейгель. Прошу заметить - полноценный, стопроцентный 16 век, прям середина и ближе к хвосту.


Мастер великий и исправно продававшийся - и своим, и "чужим" (в числе его клиентов, несмотря на явную политизированность картин, был и испанский наместник кардинал Гранвелла).
Ещё один пик, опять задающий другим мастерам планку для подражания себе.
И при этом - совершенно нидерландский, несмотря на путешествие в Италию и возможность близко и много посмотреть на новый стиль.

А с другой стороны, вместе с Брейгелем в Италию ездил Мартен де Вос и его местными мастерами накрыло сильно. Вот прям вот так:

Даже у Тинторетто поучился. И понятно что своим ученикам передавал уже клочок оттуда, кусочек отсюда.
Но, вернёмся к Брейгелям - если помните, это династия.

Берём Яна Брейгеля Младшего, Бархатного:

- конец 16-начало 17. И тоже в Италии был и даже довольно долго. А папа его, заметьте, не обучал, ибо помер, когда мальчику год-два было. И сильно ему это сбило руку? Отнюдь нет.

А теперь тёзку папы - Питера Брейгеля Младшего:
-
который папу копировал весьма совершенно, но из-за честности за папины работы свои не выдавал. А мог бы.
Что у нас с уровнем? Отлично у нас с ним.

(отвлекаясь от темы) А вот Ян Брейгель Младший (внук Питера Старшего) копии с работ папы нагло папиной же подписью и подмахивал. Но это уже ближе к концу 17-го было. А работал он так:


Брейгель, конечно, наше всё, но давайте посмотрим, что творится в это время помимо, а то может остальные и писать не умеют:

Вот, к примеру, Питер Артсен "Торговка овощами" середина 16 века:


Он же "Торговец"


С одной стороны, он ещё пытается иногда прицепить где-нибудь в уголочке божественный сюжет, но цепляй-не цепляй, а это то, из чего вырастут знаменитые голландские натюрморты 17 века.

А это его последователь, Иоахим Бейкелар:


И, как вы можете заметить, это уже совсем-совсем не готика. Но и уже не возрождение, потому что как только голландцы берутся писать дары природы - их неудержимо несёт в барокко, до которого осталось всего-ничего. Ну или если хотите, можете отметить здесь "влияние итальянских маньеристов". И не скажу, чтобы от этого влияния данным мастерам было сильно плохо - ну, укрупнили фигуры, ну, закруглили всё буйно, ну барышня не сильно по выразительности отличается от капусты, несмотря на отличную лепку некоторых форм (я руки имела в виду, а вы что?) - так не барышни ради и писано.
А через некоторое время художники научатся писать чуть легче и вычленять для себя в композиции главное (в данном случае - не девушка) - и вылупится из этого буйства вот такое:
Франс Снайдерс "Рыбная лавка" начало 17 века


Но вернёмся к войне:
называлась она 80-летней, но в основном там разобрались за 20 лет (всего-то).
Северные провинции отстояли своё право молиться без икон и в 1581 году создали новое государство — Республику Соединённых провинций, которую обычно называют Голландия. После чего их жители практически потеряли интерес к рубке алтарей и статуй святых, а некоторые перешли обратно в католицизм. Потому что голландцы - народ упрямый, и если какая-то гонимая вера становится господствующей - им срочно надо опять к меньшинству.

На юге победу одержали испанцы. Последним в 1585 г. сдался долго державшийся Антверпен. Часть, оставшуюся "под испанской рукой" официально называли Католическими Нидерландами, а попросту — Фландрией. Мы эту территорию знаем, как Бельгию.

В протестантской части, как вы понимаете, не пользовались спросом религиозные сюжеты и то, что привычно с ними связано, поэтому от старого доброго архаичного стиля пришлось немножко отказываться, и копать поближе к Италии.

Во Фландрии с религиозной живописью всё было в порядке, кроме того, что старый стиль не приветствовался - и не модно уже, и символизм в нём избыточный, поэтому - правильно, от старого доброго архаичного стиля пришлось немножко отказываться, и копать поближе к Италии.

Так нидерландские художники теперь уже двух как бы отдельных государств попробовали есть одну сосиску с разных концов. Но, прошу вас заметить - учителя этих ребят школу имели старую, а значит и им руку ставили под старую школу.
Вот, к примеру, можете угадать, кого учил и успешно выучил этот мастер, несомненно нежно любящий Брейгеля:

А этот мастер по имени Тобиас Верхахт выучит некоего бельгийского живописца Питера Пауля Рубенса. Который в расцвете писал вот так:


И вот этот, насквозь проитальяненный Карел ван Мандер:

тоже был учеником последователя Брейгеля.
А из его мастерской вышел голландский живописец Франс Хальс, который в самом начале семнадцатого отпустил свою кисть на волю так, как потом только импрессионисты сумели:


А казалось бы - откуда что взялось?

Ну и для завершения.
Был такой нидерландский художник - Иоахим Эйтевал (конец 16-начало 17 веков).
Так вот если вам в живописи нужна была как бы Италии - то Иоахим Эйтевал делал так:



"Персей и Андромеда" - тело девы трепещет, локоны развеваются, Персей поспешает и я прямо вижу как за пределами картины три поколения нидерландских живописцев собирают камни побивать отступника от школы.

А если было нужно такое сочное барокко с устремлением в натюрморт, он делал так:


Три поколения живописцев задумываются.

Я если вам любопытно, мог ли он писать как простой незамысловатый голландец, то пожалуйста:


Три поколения живописцев рассовывают камни по карманам и говорят: - А ничего так, ещё помнит, как деды писали.

И всё это был один художник.
Потому что у голландцев очень ловкие лапы.


Только не спрашивайте: а какой из всего этого вывод?
Tags: искусство, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 81 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →