_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет (oxanasan) wrote,
_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет
oxanasan

Categories:

про натюрморты просили?

Сто лет как обещала написать про нидерландский натюрморт 17 века, даже картинки сложила - и бросила.
Исправляюсь.
Итак, "мир вещный", 17 век.

То, что "местом силы" натюрморта в 17 веке стали именно Нидерланды не странно совершенно - они сделали для этого всё ещё в те времена, когда ни о каком натюрморте, как самостоятельном жанре, и речь не шла. Посмотрите на потрясающую вещность любой бытовой детали в религиозной живописи и оцените, насколько часто ваза с цветами, фрукты, ткань оказываются убедительнее и живее, чем люди:




Герард Давид "Мадонна с Младенцем" - обратите внимание - в одной картине скрыто три натюрморта.


В принципе, многие из художников были готовы к сооружению уютной ниши нового жанра уже в 15 веке. Век 16, с его религиозными войнами, выдернул из-под живописцев отделившихся провинций самую богатую тему - религиозную, предложив взамен глубже копать любую из её естественных составляющих - портрет, натюрморт, интерьер, быт. Но и в провинциях католических рамки канона (и без того в Нидерландах не шибко жёсткие) разваливались на глазах.
И вот нам век 17-тый - европейцы испорчены Ренессансом, с его относительной вольницей, философами, с их интересом к человеку и миру вокруг него, раны войны зализаны и каждый хочет немножечко обогатиться - и мир и богатства его нуждаются в зримом воплощении. Добавьте к этому никуда не ушедший пока язык символов, позволяющий зашифровать в наборе предметов пословицу, философское высказывание, пожелание благополучия - и вы поймёте, почему именно натюрморт становится самым популярным жанром.
Кстати, сам термин "натюрморт" возник только в конце 17 века, а до этого изображения неких композиций из предметов и (по возможности) без людей условно делились на:

Цветочные - «blompot» (горшок с цветами).

Аллегории - их нередко называли «vanitas» - "суета сует" - за смысловой посыл "всё проходит".

Ответвление "аллегорий" - натюрморты-обманки, создающие максимальную иллюзию объёма.

В противовес «vanitas» всем знакомые "завтраки" пели славу жизни.

Композиции кухонные - нечто переходное между "завтраками" и "Лавками".

И совершенное торжество изобилия - мясные, рыбные и зеленные "лавки".

Делить всё это ещё и на строго голландские и строго фламандские я не буду, потому что и те, и другие в какой-то мере отдали должное почти всем жанрам.

Но стоит ещё заметить, что натюрморты "суеты и тщетности" особо удавались мастерам из университетского Лейдена, рыба - портовой Гааге, "завтраки" - практичному Харлему, а букеты - Утрехту, славившимуся цветоводством.


Итак, номер первый - "Цветочные горшки":
Едва ли не самые известные мастера "цветочного" фламандского натюрморта - семья Босхартов - Амброзиус Старший и три его сына - Амброзиус Младший, Абрахам, Иоганнес, ну и за компанию зять - Бальтазар ван дер Аст.

букет в арочном окне
Амброзиус Босхарт Старший "Букет в арочном окне"


букет в стеклянной вазе
Амброзиус Босхарт Старший "Букет в стеклянной вазе"

При всём совершенстве письма, композиционно букеты Босхартов наивны, как детские картинки "нарисую маме тюльпанчиков" - вот стол, обычно гладкий, едва обозначенный, вот фон - чаще тёмный, изредка фоном становится оконный проём, тогда зритель получает в компанию к букету небо и кусочек пейзажа. Главным героем, заполняющим практически всё полотно неизменно остаётся букет - преувеличенно пышный и яркий, составленный без правил "совместного выживания" цветов, но с обязательным присутствием языка цветочных символов. Каждый цветок пишется объёмно, выпукло и узнаваемо, но одновременно условно - их стебли слишком тонки для тяжёлых голов. Любая роза - не столько живой цветок, сколько символ идеальной розы. Не сразу замечаешь, что портретируемые часто довольно явно умирают - и не только потому, что многие цветы эффектнее выглядят в увядании (хотя сравните пластмассовую гладкость свежих тюльпанов и великолепную изогнутость дохнущих), но и потому, что гибель красоты, краткосрочность цветения, зыбкость земного существования оставались излюбленой темой и вне религиозных сюжетов. Кстати, если на цветочках уютно устроились мухи или по столу ползёт какая-то гусеница - это говорит не о антисанитарии в мастерской художника, а опять таки ненавязчиво намекает на тлен и бренность.

Да, если вы вдруг думаете, что цветочки свои художники изобретали строго "из головы" вот вам "набросочек" тюльпана от зятя Босхарта - Бальтазара ван дер Аста:



Со временем цветочный натюрморт усложняется (очень не быстро, кстати), больше внимания получает окружение, иногда мастер позволяет себе смешать разные темы, "втащив" к цветам "суету" иными способами, кроме как напустив на цветы гусениц, или украсив букетом типичный "завтрак":



Якоб ван Эс - "Натюрморт с цветами и лимоном" - улиточка ползёт по столу тоже не просто так - на языке символов живая улитка могла означать и лень и плотский грех, а если к этому добавить лимон, символизировавший кислоту и горечь, скрытую в красоте, да совместить всё это с розовым букетом - шифровка получается незамысловатая, даже рассеянный профессор Плейшнер разгадает.


"Натюрморт с драгоценностями и венком" - писал прославившийся цветочными натюрмортами Ян Брейгель Бархатный (сын Питера Брейгеля Старшего).

цветы и фрукты
"Цветы и фрукты" - Корнелис де Хем - его отец, Ян де Хем, предположительно учился у Бальтазара ван дер Аста.

плоды и устрицы
"Натюрморт с вишнями и устрицами" - Корнелис де Хем

Между натюрмортами Босхартов и де Хема - почти шестьдесят лет.

Можем прогуляться и в начало 18 века - вот цветы и фрукты от Яна ван Хейсума:



Как видите, никаких особенных изменений "цветочные горшки" не притерпели.

Привычные нам "фруктовые" натюрморты в 17 веке ещё достаточно редки, не цветов, так хоть листиков к фруктам добавим. Естественно. живописно прогрызенных:



"Натюрморт со сливами", Якоб ван Эс

Ну да бог с ними, с цветами, перейдём к материи серьёзной - символическим натюрмортам "ванитас".

Особо известен натюрмортами суеты был университетский Лейден - скорее всего потому, чтто именно там концентрировались заказчики на подобную "интеллектуальную" продукцию.
Вот так выглядел типичный "натюрморт суеты" в 16 веке:

мементо мори
Бартхель Брейн

- так и хочется высунуться из часов скрипучей кукушечкой и проквакать "Ме-мен-то мо-ри". Напрягаться с толкованием символов особенно не приходится: погасшая свеча - окончившаяся жизнь, муха - разложение, бумажка с пессимистическим изречением - для особо грамотных, ну и череп - сами понимаете, почему, да и предмет фактурно богатый и в живописи интересный. особенно если челюсть вот этак сбоку кокетливо пристроить.

Потихонечку мрачные натюрморты обрастают деталями:

Питер Клас - типичный натюрморт, намекающий на бренность жизни:

мементо мори2

Что мы тут имеем помимо уже понятной символики?
Опрокинутый бокал - как символы суетных удовольствий, которые конечны.
Часы - быстротечность времени.
Ключ - дом, владение, имущество(тоже с собой не заберёшь).
Книга, писчее перо - ну, это просто - наука.
А если, скажем, не книга, а письмо - то может подразумеваться общение, связи семейные или дружеские.

Ракушки всякие пустые тоже символизировали смерть, улитки - леность, моллюски - похоть. А ещё (про это не надо забывать) - они все очень живописны.
Доспехи означали власть и силу, которая проходит (а ещё они очень живописны. особенно с чеканкой и шлемы с перьями).
Монеты и драгоценности - тщеславие женское, непрочность материальных ценностей (а ещё они очень живописны).
Бутылка, кубки - грех пьянства.

Череп, притом, может из картинки и выпасть - способов намекнуть на "мы все умрём" и без того довольно.

Вот вам, кстати, образчик "ванитас" без черепа, но с цветами, кубками и монетами -
работы Петерса, причём достаточно ранний - 1612 года:



Или вот такая фруктовая "напоминалка" от Бальтазара ван дер Аста:



- намекаю - яблоко, если кто забыл, символ грехопадение (а тут ещё и червивое). Это если кому намёка ракушками мало.

Разбитые и опрокинутые бокалы, битая посуда, мыльные пузыри означали краткость и непрочность жизни (а ещё они, опять таки, очень живописны), трубки, табакерки - проходящие мирские удовольствия.
Часы механические и песочные - неумолимый бег времени (а ещё, ну, вы меня поняли).

Вот вам маленький натюрморт про краткость времени от Геррита Доу (больше известного портретами). Заметьте - черепа тоже нет, а пессимизма навалом:



Тонкий намёк зрителю: ты тут книжки почитываешь, письма пописываешь, гравюры коллекционируешь - а оно утека-ает...

А вот - в противовес - "богатый ванитас" работы Адриана ван Утрехта:



Тут и подвядающие цветы, и украшения, и деньги, и книга, и трубка, и аж сразу двое часов, и обрывок сгоревшего письма, и пустой бокал - высокий и узкий (привет, дедушка Фрейд) в комплекте с стеклянной широкой и пустой же вазой, чаша серебряная, раковина наутилуса... Расшифруете на досуге.
Причём, и это не предел того, что тогдашний художник мог накидать в аллегорический натюрморт.
Вот ещё один, как пример явного перебора:



Питер Бойл (вторая половина 17 века)
То есть всё буквально пропадёт - богатство, власть светская и духовная, науки, искусство (видите - там и кисти, и музыкальные инструменты), мебель поломается, архитектура - в руины, "тлен и суета, друзья мои, тлен и суета, что мы все тут делаем?"
По мне так от переизбытка компонентов вместо аллегории бренности получился интерьер ломбарда, имеющего очень высокопоставленную клиентуру. Причём, после землятрясения.
В студенческие времена у нас такое получалось, если педагог позволял охломонам с первого-второго курса самим поставить натюрморт. Заходишь в натюрмортный фонд, а там столько богатства, что клювом щёлкнуть не успеешь, как вместо чугунка с разделочной доской и парой луковиц из папье-маше уже настелил пять драпировок, антикварный столик, треснутое зеркало, утюг, самовар и полуголого юношу в ржавых кандалах времён юродивого Василия Блаженного.

Ну и чтобы приглушить впечатление от этого помпезного бардака - вышеобещанное ответвление аллегорического натюрморта - натюрморт-иллюзия (работы ученика Рембрандта Самюэла ван Хогстратена):



Ну или вот Корнелиус Гийсбрехтс:



Думаю, некоторое представление о натюрморте "ванитас" я дала, от печальных мыслей лично мне всегда хочется есть, поэтому перейдём к знаменитым голландским "завтракам".

Таким, к примеру:



Работа одного из родоночальников этого жанра - Виллема Клааса Хеда - "Завтрак с устрицами".

Сами понимаете, здесь без символов тоже не обошлось - тут вам и ракушки пустые, бренности ради, и лень, и утехи плотские, и грех винопития, но - прежде всего здесь великолепная передача стекла и металла, мерцание перламутра, фактуры полотна гладкого и смятого, ноздреватости разломанного хлебв.
В отличии от букетов, которые явно домысливались, завтраки - предмет совершенно реальный, нуждающийся в материальной натуре - недаром у мастеров из картины в картину кочует особенно эффектный бокал или блюдо.
Вот с этим кубком мы буквально только что встречались, узнаёте?



Считается, что завтраки "самозародились" в модных тогда портретах стрелковых рот. Вот типа этого, хальсовского:



Уберите всё это пьяное офицерьё, небрежно, но красиво сдвиньте композицию на край стола, добавьте доминанту в виде высокого кубка (а можно и без неё) - и получите типичный знаменитый голландский натюрморт с завтраком, суть которого в том, что он должен давать эффект присутствия хозяина и потребителя всей этой еды. Вот буквально только что герой выдавил лимон в пару устриц и бросил пустые ракушки на стол, вот прямо сейчас разломил энергичной рукой булочку и намазал половину вареньем из инжира, вот только что промокнул губы и бросил смятую салфетку, или даже вот три минуты назад выпил последний бокал и рухнул под стол, сражённый Бахусом, бокал при том разбив и скатерть почти стащив.


Кроме натюрмортов "столовых", были в моде натюрморты кухонные, в духе, скажем, этого эрмитажного Гейсбрехтса:



Кухонные натюрморты не требовали такого фантастически гладкого, шёлкового письма, как завтраки, да и композиционно были не столь вычурны - скатертей крахмальных можно было не стелить, стекла и серебра не демонстрировать, из утвари довольно доски, ножа, да какого-нибудь блюда с кувшином. Зато можно писать зелень и овощи, плотные рыбьи тела, пестроту неощипанной дичи...

От натюрморта кухонного совсем немного до рыночного - изобильных мясных и рыбных "лавок".

"Лавки", кстати, практически не создавались в Голландии. Я думаю, не оттого, что бюргеры-протестанты так тяготели к пище уже готовой. Скорее здесь дело в масштабах. Лавка - полотно, которое обязано быть большим, попытка уместить прилавок, заваленный рыбой, на полотне меньше метра по длинной стороне с точки зрения техники может быть вполне успешна, а вот с точки зрения впечатления...
Одним словом, подобной живописи в буржуазной Голландии было просто практически негде висеть. В Бельгии же осталось вполне достаточно дворцов, способных уместить на стене солидный кусок искусства.
Писать "лавки" начали, кстати, ещё в 16 веке - вот, к примеру, "Торговка овощами" Питера Артсена - середина 16 века:



И после Артсена писал продуктовое изобилие много кто, но (если вы не занимаетесь этим временем всерьёз) помнят только Снайдерса.
И есть за что.
Снайдерс прошёл великолепную щколу - его учителями были Питер Брейгель Младший, Хенрик ван Бален, и отчасти (влияние этого учителя заметно более всего) - Питер Пауль Рубенс. С Рубенсом Снайдерс сротрудничал, став уже вполне взрослым дядей, но учиться никогда не поздно. Считается, что Снайдерс писал порой цветы, плоды и животных в композициях Рубенса. И наоборот - что кисти Рубенса принадлежат некоторые люди в композициях Снайдерса.
Вполне может быть, кстати, особенно некоторые барышни имеют характерный для Рубенса типаж.
Но даже если какие-то фигуры в его полотнах писал Питер Пауль, Снайдерс всё равно велик. Потому что с равной лёгкостью и убедительностью писал металл, стекло, ткань - то есть, натуру "вовсе мёртвую". и фрукты, цветы. дичь ("мёртвое-живое"), и совсем живое - собак, кошек, птиц, людей, в конце-концов (хоть и не особенно они ему интересны).

Вобщем, сами смотрите - "Рыбная лавка" - вот. кстати, здесь довольно рубенсовская дама:


"Торговец рыбой":
торговец рыбой

"Натюрморт с крабами и фруктами" (и котиком):
фрукты и крабы

"Повар у стола с дичью" (у нас, в Эрмитаже)
повар и дичь

"Фруктовая лавка" (тоже Эрмитаж):
фруктовая лавка

Как и большинство натюрмортов того времени, картины Снейдерса полны аллегорическим смыслом, но его я копать сейчас просто не буду, потому что со смыслом или без - он невероятно хорош и (сколько бы ракушечек и прочей символики бренности не понапихал в свои натюрморты) - исключительно радостен.

PS Может быть потом дополню, но выкладываю сейчас, иначе опять отложу на неделю.
Tags: искусство, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →