_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет (oxanasan) wrote,
_ksa - мать-настоятельница обители Санблюкет
oxanasan

Categories:

дурака валяю

Пью карамельный кофе с апельсиново-имбирным вареньем и мне хорошо весьма.
Допью - и пойду, дообтяну кресло занавесочкой.
Вчера хозяйка бродила по тишатнику, руками всплёскивая и приговаривая: - Мне бы это в голову не пришло!

А под катом выложу весннюю статью про ролевиков. А то после статьи про летние наряды мне предложили поиграть в ролевые игры и уточнили, что не имеют в виду БДСМ - вот и показываю, что я и про это немножко знаю).
Дорогие ролевики, уточняю, статья таки опять лэтуальская, глянцевая, ликбезная, всем, подарившим "живые голоса" - огромное спасибо.



Хомо играющий

Боже мой, Боже, ласковый мой Боже,

Научи меня летать, если ты всё можешь...

(любимая ролевиками группа «Башня Rowan»)




Вы несомненно с ними встречались, вспомните - их трудно не заметить. Вот на станции ждёт электричку компания длинноволосых ребят с рюкзаками - у каждого второго из-за плеча выглядывает рукоять меча, вот по встречному эскалатору поднимается мечтательная хрупкая девушка в замшевой рубашке, с луком и колчаном. Несмотря на изобилие оружия, милицию эти люди обычно не интересуют — она в курсе, что к выглядывающий из ножен богато украшенной рукояти обычно прилагается деревянный меч. «Ролевики», - говорит милиция, и разворачивается в поисках объекта поопаснее.

Иногда нам показывают их по телевизору — чаще всего, чтобы проиллюстрировать трагическое нежелание современной молодёжи уживаться с реальностью.

«Иные бегут в мир наркотиков, другие — погружаются в компьютерные игры, а третьи...» - проникновенно скажет ведущий, и подтвердит сказанное коротеньким видеороликом, который уже десять лет исправно иллюстрирует модную тему: истощённый юноша в наркологической клинике, упёршийся взглядом в монитор геймер и кружащиеся на лужайке не слишком грациозные барышни в венках и псевдоисторических платьях из подкладочного шёлка.

«Вот делать людям нечего», - подумаете вы, - всё в принцесс играют».

Действительно, играют. Хотя нельзя сказать, что им совсем нечего делать.

Большую часть времени они делают ровно то же, что и вы — учатся (чаще в гуманитарных ВУЗАХ), ходят на работу (без эльфийских плащей и деревянных мечей), в магазины ( не пытаясь расплатиться фальшивым испанским дублоном или резной костяной пластиной из мира Земноморья), воспитывают детей (и, кстати, неплохо). Но время от времени кто-то из них говорит: «а не сыграть ли нам, друзья мои, «Меч и радугу»? И через пару месяцев, в выходные, накопив отгулы или взяв законный отпуск (в зависимости от предполагаемого времени игры) никому не известные программисты и довольно известные писатели, журналисты, дизайнеры, банковские работники превращаются в эльфов, тёмных и светлых магов, вольных стрелков, жителей средневекового осаждённого города...

И тогда в лесу, на поляне, на ничейном пустыре стремительно, буквально из ничего вырастает город — с королевским дворцом и (конечно) темницей, оружейными и прочими мастерскими, харчевнями, лавкой положительной знахарки-травницы, хижиной отшельника. И ближайшие несколько часов или дней судьба этого мира зависит как от правил игры, придуманных для него мастерами, так и от индивидуальной способности каждого героя вести свою роль.




Спасибо за всё это можно сказать профессору англосаксонского и английского языков и литературы Джону Рональду Толкину — по совместительству, автору сказки «Хоббит или Туда и обратно», героической эпопеи «Властелин колец», множества других сказок, стихов и легенд, а так же нескольких выдуманных языков.

Вряд ли, создавая историю Кольца всевластья он знал, чем это обернётся.

Хотя результат старику мог и понравиться.

Всего несколько лет понадобилось этой книге, чтобы не просто навербовать целую армию поклонников, но и вооружить и отправить в сражение — продолжительное, но по-возможности бескровное.

В 90-х годах трилогию Толкина наконец-то перевели на русский язык. И она взяла наших мечтателей практически без боя.

Нельзя сказать, что они не были к этому готовы — с нашей-то базой литературных миров, находящихся «где-то совсем рядом», алыми парусами и призрачными городами Грина и неукротимыми крапивинскими мальчиками со шпагой.


А ещё они всегда любили играть.




Лет до десяти любого человека можно определять не как «человек разумный», а как «человек играющий».

Едва выбравшись из пелёнок мы готовы играть во что угодно. «Я лиса, я рою нору, я буду в ней откладывать яйца», - бормочет себе под нос девица лет трёх, азартно копаясь в сугробе. Ей всё понятно — сугроб — нора, лисы высиживают яйца, кто не верит — придумай свою лису и играй в неё в другом месте.

Мы сами сочиняем правила и табу наших игр - варим кашу из песка и листьев, перепрыгиваем трещины в асфальте, потому что наступишь — сломаешь спину маме, нарекаем ярко-оранжевую гусеницу ядовитой — и случайно раздавив почти верим, что умрём.

Взрослея, большинство из нас теряет буйную фантазию детства, но книги и фильмы щедро подсовывают темы для новых игр. Особенно везёт мальчишкам — для них пишут и снимают мушкетёров, разведчиков, индейцев, ковбоев, пиратов благородных и не слишком. И всегда рядом есть пара-тройка других индейцев и ковбоев, готовых протянуть руку помощи или снять скальп — это уж как игра пойдёт.




Выбор для барышень куда уже — дочки-матери, гости и принцессы. Ах, какие дивные принцессины платья получались из скатертей, покрывал и тюлевых занавесок. Жаль, что постоянно не хватает служанок и фрейлин — они тоже хотят быть принцессами... И принцев — они ушли в пираты.

Потом абстрактных принцесс сменяют конкретные — невероятная Маркиза ангелов, губительная Королева Марго, ледяная Елизавета Английская. Как двигались они в своих туго шнурованных корсажах и перевёрнутых чашах необъятный юбок, как мерцали бриллианты на кружеве высоких воротников, как ослепительно белы были лицо, обрамлённые прихотливыми локонами или туго плетёными косами, как притягательны они были для любого мужчины, как легко играли страстями...

В этих героинь мы играем в одиночку, без костюмов и декораций, не объясняя своим невольным партнёрам правила игры.

А потом взрослеем, набираемся практичности и здорового цинизма и потихоньку забываем мечты оказаться вдруг на мраморном версальском подоконнике в ожидании того, кто двумя этажами ниже путается шпорами в верёвочной лестнице. У него смоляные кудри рассыпаются по кружеву воротника, бархатный камзол вытерт перевязью шпаги и он готов на всё. Абсолютно на всё.

Или на берегу, и чтобы от алых парусов на волнах отблеск и шлюпка уже спущена на воду, а на носу — Грей. Нет, капитан Блад, а паруса чёрные. И вообще никакой не Блад, а Джек Воробей, потому что настоящие подонки — это романтично. Или всё-таки Грей, чтобы «счастье сидело в ней пушистым котёнком», а на корабле перевозить исключительно кофе, табак и пряности, фарфор, парчу и старинные книги, и никакой работорговли.

Или лучше на башне, а внизу — он — настоящий король со стальными глазами, серебряными волосами и трудным прошлым. И пусть ему будет триста лет. А тебе — всего сто восемьдесят, и впереди — бесконечность.

Или нет, лучше...

Лучше повзрослеть и навсегда уяснить, что шанс присесть на версальский подоконник, конечно, есть — быстренько, во время экскурсии, Джек Воробей хорош, когда с ним не живёшь, в бархатном платье в булочную не ходят, а для романтики всегда можно пересмотреть или перечитать что-нибудь душещипательное.

И вообще от этих возвышенных личностей одни неприятности — ну что стоит тому самому Мюнхаузену помолчать пять минут про своё тридцать второе мая, если женщина хочет замуж?

А когда Марта крикнет: «Карл, они положили в пушку сырой порох!» - в голову приходит : «Ну и дура, взорвётся же...»



И только ничтожно малый процент выросших детей отказывается смириться с положением «романтика вприглядку и впричитку».

И строит свои миры.


Делают ли они это оттого, что жизнь только здесь и сейчас их не устраивает?

Иногда — да:


«Я - вечный третий эльф в пятом ряду, хотя и играю с 94-го года. Почему? А очень интересно влезть в чужую шкуру. Попробовать думать и чувствовать так, как тот же толкиновский эльф (в разных вариантах и эпохах) средневековая дама или крестьянка, иерусалимская еврейка времен крестовых походов, персонаж сказки... Другая психология, другой взгляд на мир. И, если как следует вживешься в эту чужую шкуру, совершенно другие эмоции, переживания, каких в реальной жизни и не получишь. Или получишь - но в других условиях, под другим углом зрения... Это обогащает. Расширяет горизонты.»


Или оттого, что в детстве никак не находилось достаточно прекрасной занавески для бархатного платья, а если бы и нашлась — достойных зрителей всё равно не было?

И это тоже:


«Для меня это была возможность почувствовать себя принцессой, пошить платье как в кино, а потом круче - как в музее(требования растут), возможность куда-то его надеть...»


Или оттого, что для любого несбывшегося актёра, игра — это театр, в котором ты сам переписываешь пьесу:


«Всем знакомо ощущение, испытываемое во время хорошего спектакля или фильма - когда вот то, что происходит внутри него, и есть самая настоящая реальность. Игра - то же самое, но в интерактивном режиме. Ты не просто во плоти присутствуешь внутри фильма, но еще и имеешь возможность влиять на сюжет в угодную тебе сторону. Ну, или хотя бы пытаться влиять. Эффект присутствия вживую во вторичной реальности.»


А ещё оттого, что нравится чувство локтя, но не нравится ходить строем, увлекает определённый исторический период, и страшно угнетает перспектива каждое утро ближайшие полвека просыпаться Машей Ивановой, и ещё десять тысяч таких же причин:


«Основная мотивация игры, я бы сказала, психологическая. Кто-то развлекается интригами, кто-то экономикой, кто-то воевать любит (ну, это мальчики в основном), кого-то привлекает возможность хотя бы понарошку побыть вождем-королем... Есть мнение, что в ролевых играх человек компенсируется - получает то, чего не может получить в реальной жизни. Очень возможно.»


А бывает, что и вовсе нет никакой причины, просто однажды, когда жизнь много лет была размеренной и предсказуемой, кто-то предложил: - А поехали?


«Как в игру попадают взрослые тётеньки 37 лет от роду? Да очень просто - из Питера на постой приезжают друзья и за двое суток уговаривают поехать "играть в Японию". При том, что про Японию я знаю лишь: гейши, самураи, сеппуку, иероглифы и кимоно. Как оказалось, даже с этим багажом - можно.
А потом переход под палящим солнцем по вспаханному полю и вялые мысли "Ну почему я не умерла еще при рождении?" Потом марш-бросок через лес... Родник от которого не возможно оторваться. Ночная гроза и попытки сохранить костер...
И фантастические ощущения от того, как за сутки на поляне леса вырастает Япония. Потом на следующий день в этой Японии начинает черт знает что твориться и в результате меня съедают древние боги. Незабываемые ощущения. Видимо поедание - это все таки очень мистический процесс. Потому что с тех пор взрослая тётя хотя бы раз в год ездит на полигон. А такая приличная женщина с виду.»



А кроме всего вышеперечисленного, не стоит забывать ещё один, весьма важный момент — ролевые игры — это место, где мушкетёры не только машут шпагами и кричат: - «Сдавайся, мерзкий гвардеец!», но и спасают королеву, рыцари не только лупят друг друга мечами, но делают это во славу прекрасной дамы и на каждую Арвен находится свой Арагорн. Иначе говоря — в играх подросших детей гораздо меньше разделения на мальчиковый и девочковый сюжет. А значит можно сидеть на версальском подоконнике (пусть даже находится он в снятом на два дня под игру малобюджетном доме отдыха) пока он путается шпорами в верёвочной лестнице двумя этажами ниже — при плаще, камзоле и локонах. Готовый на всё. Абсолютно на всё. А это дорогого стоит.

А если вам эти люди всё ещё смешны — вспомните фабулу «Обыкновенного чуда», одной из самых романтических и прекрасных сказок для взрослых. Ведь, строго говоря, в ней описана классическая ролевая игра, поставленная гениальным мастером, всё зыбко, непрочно, понарошку, кроме заданных им правил: «условие первое — как бы не выглядел этот юноша — он медведь. Условие второе — как бы ни было в других сказках, здесь принцессе лучше не целоваться. Условие третье — если действительно любишь, любые условия условны. Но только если действительно любишь. Играем?!»


" Мне захотелось поговорить с тобой о любви. Но я волшебник. И я взял и собрал людей и перетасовал их, и все они стали жить так, чтобы ты смеялась и плакала".


А это фото для привлечения внимания. Смуглая эльфийская дева вовсе не ролевик, а навсгда любимый редактор Лара Хаметова (yasheriz), но уж очень она играть любит.
Tags: глупости всякие, работа, статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments