Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

кукушкина

ворчливое

Пока складываешь картинки для очередного "поговорим о таком-то художнике", находишь адову кучу статей и статеечек по теме и потихоньку звереешь. Не от того, что люди не хотят искать и читать источники, а от того, что они их находят и даже цитируют, а ниже несут какую-то слащавую пургу, выклевав из источника только то, что им симпатично, и не заметив всего неудобного. То есть если у нас история фра Филиппо Липпи, то из источников будет поклёвана строго его огнепальная страсть в монахине (или послушнице), её похищение из монастыря, якобы данное папой разрешение на брак, "а тут и детки пошли".
А то, что этим разрешением наш весёлый монах, похоже, так и не воспользовался, а из монастыря барышню крал не одну, а с сестрой - сделаем вид, что не читали.
кукушкина

А кто сегодня встал в полпятого утра, отвёз (ладно, меня отвезли) нашу выставку в усадьбу Танеевка,…

чашка2

на бегу

В маленькой квартире всё невероятно совершенно - это, кажется, второй в моей жизни дом, где будет очень легко собрать свои вещи, ничего не забыв - потому что если что-то валяется как попало и не на месте - это точно моё. Из окна виден собор Сант-Амбруаз. В ночи это особенно впечатляет. А утром (да, здесь ещё позднее утро) впечатляет то, что кроме собора прямо за окном (и за дверью второй комнаты) маленькая терраса со столиком, складными стульями и чем-то там цветущим. В Париже цветут вишни, а (судя по запаху) где-то и черёмуха, я её не увидела, но она пахнет. Нет, мне в Париже не нужна прищепка для носа, я замечаю только запахи этих сумасшедших вишен, и лезущей листвы, и хлеба из тысячи пекарен, и машин - куда же без них. Прищепка для ушей тоже оказалась не нужна - через полчаса я вырубила плеер, потому что этот город здорово слушать.
Успела вчера заблудиться два... три раза, удрать от араба, упрямо кадрившего меня на трёх языках, включая русский и немножко весело напиться гасконским белым вином и чешской медовицей.
кукушкина

типа приключение

В пакете был стиральный порошок, готовые котлеты в коробочке и бутылка испанского сухого красного. В рюкзаке - копчёная рулька, корейская спаржа и свёкла и три мешочка счастья - кешью, чернослив и кумкваты. Впереди была дверь подъезда. Я нажала заветные кнопки, - пи-и - сказал замок, я дёрнула дверь - и ничего. Потом я ещё раз десять нажимала кнопки, замок исправно пищал, а дом-милый-дом становился всё призрачней.
Тогда я позвонила на домашний - без особой надежды - у Тишь хорошие наушники.
Потом на мобильный Базилю. - Иди в магазин греться, - сказал он, - я на Молодёжной ещё.
В этот момент ко мне присоединился юноша лет 11. Замок не работает, - сказала я. Он нажал кнопки и подёргал и нажал и подёргал и, попросив меня отвернуться, нажал ещё какие-то глубоко секретные кнопки - писк был нам ответом, но дверь стояла намертво.
- Позвони маме. - предложила я и выдала юноше свой телефон. Через минуту прибежала мама и стала биться в дверь изнутри. Но это вам не Солярис Тарковского, так что никакая сила любви дверь не проломила. - Иди греться к Ольге Петровне, - проинструктировала мама. - Что я там забыл? - ответил сын.
- Сейчас у меня Спанч уписается, - сказал юноша, - я его гулять должен. Это французский бульдог.
- Я видела, похож на помесь котика с поросёнком.
- Ага, - согласился юноша, которого, как оказалось, звали Борис.
- А у меня есть ужик, - поддержала я светскую беседу.
Потом мы поговорили о возможностях залезания на балкон по простыням и о том, можно ли пропихнуть Спанча наружу через оконную решётку. Но тут к нам присоединилась старушка. Она понажимала секретные кнопки и подёргала дверь. - Мы уже нажимали, - возмутился Борис.
- Ну мало ли, - ответила старушка и вызвала родственную подмогу. С новой подмогой кадр из Соляриса опять не вышел, зато мы начали напоминать историю про Винни Пуха, застрявшего в кроличьей норе - одни дёргали. другие - пихали и ничего не получалось
- Иди к Ольге Петровне, - железным голосом требовала мама Бориса.
- Это будет нечестно. Нас тут уже много и все мёрзнут. Тогда всем надо идти к Ольге Петровне, - отвечал непреклонный герой.
Приключение уже начинало мне нравится. но тут пришёл маленький таджик и, пробормотав под нос несколько могучих заклинаний (вы их все знаете) тремя пинками вшиб дверь в подъезд.
Очень могучий был таджик.
А тут как раз и Базиль прибежал.
А Спанч - выбежал.
А я пошла домой пить вино и варить гороховый суп.
кукушкина

Пеле, блин.

А ещё у меня сегодня было Приключение.
Примерно минут за сорок до окончания студии в окно дунул сквозняк, дверь общего тамбура в ИЗО-отсек захлопнулась - и всё. То есть - всё. Мы ковыряли её изнутри ключом - замок был открыт. Пинали, толкали и пихали силами меня и всех старших детей - безнадёжно. Минут через десять начали взывать к Внешнему миру. Сначала позвонили другим педагогам. - Будем минут через двадцать: - отозвалась героическая Т.И. и побежала, невидимая, где-то там по эскалаторам, чтобы приблизить наше спасение.
Потом мы немного постучали и покричали хором. - А вы серьёзно? - спросил привычный к детским воплям Внешний мир.
- Нет, шутим! - скандальным голосом ответила Донна Анна. Внешний мир затаился.
- Извините, я педагог, мы не шутим. Дверь действительно захлопнулась, мы не можем открыть, здесь дети. ДЕТИ, НЕ РЖАТЬ!!!
- ну... я посмотрю. - сказал Внешний мир задумчиво и исчез.
После чего мы ещё немножко пихали и толкали дверь, а Донна Анна исследовала её щупом из кисточки.
Тем временем Внешний мир прислал спасательную операцию.
- Вы ключ киньте в окно, а мы откроем, - требовали спасатели.
- Замок не закрыт, - орали мы, мы проверяли.
Спасатели не верили, бегали на вахту за ключами, скреблись ими в замке и говорили: - Действительно, не заперто... (ломать дверь им явно не хотелось) - О, а вы тогда ещё на себя дверь потяните, а потом толкните.
Этот совет вызверил меня до последней степени (а чем ещё мы здесь занимались уже 20 минут?) и я со всей дури пнула дверь. К сожалению, в лоб она никому не дала.
Хотя тот здоровенный дядя, которого женщины привели для отколупывания двери. всё равно стоял на галёрке, за спиной вахтёрши и уборщицы, так что ему бы по любому не прилетело.
Нога, однако, болит.
еврейский мальчик

Десять ангелов Мартенбурга. Архивариус.

За эту сказку надо благодарить test_na_trzvst - её "Домашнее животное господина архивариуса" задало первую строчку. Когда выправим хронологический порядок, "Архивариус" будет стоять перед "Теофрастом".
Выложенные ранее сказки ищутся по тегу "Мартенбург"


Кот у господина архивариуса, конечно, есть. Не станет же такой уважаемый человек, глупой шутки ради, дважды в год обходить весь город, спрашивая: - Вы, случайно, не видели моего кота? Он серый и очень-очень худой. «Весь в тебя» - думает слушатель. Но, конечно, не говорит этого. – Его зовут Каспар, хотя он, скорее всего, не отзовётся. Если вы встретите его, то прошу вас, сообщите немедленно мне, я буду крайне признателен.

Конечно, всякий в Мартенбурге готов не только «сообщить», но и собственноручно доставить хозяину загулявшего кота, и не столько награды ради. Хотя человек, заказавший для твари бессловесной у шорника специальный мягкий ошейник, а у золотых дел мастера бляху, на которой искусно выгравировано «Каспар, кот архивариуса Иеронима Хабитуса» за наградой не постоит. Да вот не попадался пока никому крупный тощий кот в ошейнике с бляхой, хотя, несомненно, существует. Иначе для кого господин архивариус трижды в неделю, брезгливо морщась, покупает у мясника рубленую печень? Самому ему мясник без надобности – все знают, что из трактира в судках ему в обед приносят овощное рагу и рыбу, а сам он из провизии покупает хлеб, сыр и молоко. Пиво? Нет, господин архивариус не пьет пива. Вода, изредка местное белое винцо, разбавленное так, что и винного духа не осталось, да прописанный доктором печёночный травник. Лицо у господина архивариуса и правда желтое, как выдержанный саксонский сыр, но приятное лицо – тонкое, моложавое и всегда так тщательно выбрито, словно никогда не росли ни усы, ни борода на этой гладкой восковой коже. Немужественное, надо признаться, лицо, но и не женское.
Collapse )
кукушкина

И сказал Господь...

Самый простой способ почувствовать себя богом - покрасить потолок в голубой цвет. Лучше всего, если потолок куполом или хотя бы двускатный, тогда иллюзия мощнее. Потом слезть со стремянки, оглядеть плоды трудов валика своего и сказать, что : "Это хорошо... и к утру просохнет"(с)

Кстати, я совершенно уверена, что когда Господь полез красить небесный свод, на стыке хрустальной сферы и земной тверди он обнаружил немалые щели, потёки гипса, какой-то невнятный мусор и пару забытых шурупов. Разгневался и ангелов-строителей разжаловал в ифритов и джиннов. Они, конечно, с тех пор несколько измельчали, но по прежнему строят города, дворцы и загородные коттеджи. Обязательно оставляя под кровлей сквозящую щель и пару шурупов.

Это не поэзия. Это я до неба в росписи добралась.
Грива

Ай да Ксанка!

Миниатюрист, которому дали под роспись стенку - страшное дело.
Ещё две недели назад я кончиками пальцев трогала штукатурку - молочно-кремовую, едва ощутимо шершавую, мерцающую крошечными вкраплениями слюды - "и вот в такую красоту грязной кистью тыкать?" Неделю назад - размазывала губкой неопределённо голубое - "тут у нас когда-нибудь будет небо... может быть... если раньше от позора не сдохну", неопределённо зелёное - "тут природа", желтовато-белое - "это, знаете ли, замок, извините, братья Лимбурги, я не со зла".
А сегодня прыгаю и пою: "сильный был пылесос перед Господом!" - под неправдоподобным небом фландрских миниатюр, сверкающий, как из пилёного сахара, с башенками, шпилями, галереями, прозрачным кружевом витражной розы, с черепичными кровлями цвета коралла и ляпис-лазури - замок - Лимбургов и мой. В проёме, в который хочется войти.
Фото не просите - закончу, и, коли владельцы замка позволят - покажу.
Плечи

Ощущая себя Бильбо Беггинсом.

Кто ещё не в курсе насчёт 28-го - http://users.livejournal.com/_ksa/265718.html?mode=reply. Обещаю гуртами гостей не считать, загадочных речей не говорить и не пропадать с блеском и треском посреди праздника.
Кто так и не помнит - где музей Скрябина - разъясняю: ст.метро Арбатская или Смоленская, дойти по Старому Арбату до театра Вахтангова и свернуть в Большой Николопесковский переулок. Маленький, жёлтый, двухэтажный особняк с эркером.
Грива

(no subject)

Наш дом по утрам - подходы осаждённого замка: пытаясь прокрасться на своё место, я сначала натыкаюсь на стеклянный дозор - он раскатится и зазвенит, не оставив врагу шансов на секретность, потом неприятелю достанется окурков из хитроумно пристроенной на краю дивана пепельницы, а под занавес, когда торжествуя, осваиваешь отвоёванную территорию - душ из остывшего чая - и спи, захватчик, на мокром.